Угрозы для США: Россия и Китай

Угрозы для США: Россия и Китай
19 Декабря 2017
Президент США Дональд Трамп представил новую Стратегию национальной безопасности США, в которой говорится о том, что «соперничество великих держав вернулось». Главными вызовами для США в доктрине признаются Россия и Китай — государства, которые, с точки зрения американских политиков, пытаются «пересмотреть» мировой порядок. Эксперт объясняет, что Вашингтон опасается и потенциального отставания от Китая, который может превзойти США в технологиях.

Обычно документы, подобные Стратегии национальной безопасности США, публикуются на сайте Белого дома, однако Дональд Трамп решил дополнить этот формат и изложил свое видение ситуации в США и в мире во время публичного выступления. Его речь напоминала предвыборную и была полна высокопарных слов о величии Америки и об угрозах нации.


«Наши противники сильны, неустойчивы и готовы играть в долгую, однако и мы тоже», — в частности, заявил он.

Стратегия национальной безопасности США — это документ, который принимает каждый американский президент. В документе содержится изложение основных вызовов и угроз для государства, а также шаги, которые собирается предпринимать администрация в ответ на них.

В опубликованном на сайте Белого дома документе отмечается, что

США противостоят «опасному миру», в котором режимы-изгои занимаются созданием ядерного оружия.

В этом контексте упоминается КНДР. Говорится в доктрине и о «диктатуре в Иране». Краски, которыми документ характеризует эту страну, кажутся намерено сгущенными. Так, в частности, утверждается, что Иран «открыто говорит о нашем уничтожении». В то же время заявлений такого характера в отношении Вашингтона Тегеран в последние годы не делал.

В документе подчеркивается, что США добились успехов в Сирии и Ираке, изгнав оттуда исламистов. В прологе документа также отмечается, что ситуация в самих США улучшилась, а экономика растет. «Весь мир воодушевлен обновлением Америки и возвращением американского лидерства», — утверждал Трамп во время своего выступления.

В стратегии Трампа говорится о том, что соперничество «великих держав» возвращается. В документе отмечается, что США сегодня противостоят двум «ревизионистским» государствам — России и Китаю, которые хотят поменять статус-кво в ущерб американским интересам.

Кроме того, в тексте отмечается, что Россия и Китай наращивают военные возможности, чтобы бросить вызов возможностям США «свободно действовать в зонах, имеющих в мирное время серьезное коммерческое значение». КНР, говорится в документе, «строит наиболее боеспособную и финансово обеспеченную армию мира после нашей».


Однако, несмотря на то что Китай и Россия упоминаются в доктрине вместе с Ираном и КНДР как вызовы для США, об обеих странах говорится все же более «уважительно»: «Китай и Россия хотят, чтобы мир изменился в сторону, которая прямо противоположена американским ценностям и интересам».


«Китай хочет заменить США в Индо-пакистанском регионе, увеличить влияние своей экономики, основанной на государственном доминировании, а также реорганизовать регион по своему образу и подобию. Россия хочет вернуть себе статус великой державы, создавая сферы влияния возле своих границ», — заявлено в документе.

При этом в доктрине говорится, что «намерения обеих стран не обязательно являются статичными». В доктрине подчеркивается, что США все равно готовы сотрудничать как с Москвой, так и с Пекином, поскольку у Вашингтона есть взаимные интересы с РФ и КНР.

Кроме этого в документе говорится, что США создает системы ПРО, которые предохранят от угроз со стороны Северной Кореи и Ирана, которые не «угрожают стратегической стабильности» и не «помешают долговременным стратегическим отношениям с Китаем и Россией».


Россия также упоминается в доктрине как страна, активно вкладывающая средства в вооружения, включая ядерные, «вмешивается во внутренние дела стран по всему миру». Обвиняют Россию и Китай и в поддержке «диктаторского режима» в Венесуэле. Не забыли в Вашингтоне и о Кубе, которую также «вспоминают» в связке с Москвой.

«Россия продолжает свою провальную политику времен «холодной войны», помогая радикальным кубинским союзникам, в то время как Куба продолжает репрессивную политику против своих граждан», — заявил Трамп.

Вместе с тем многие специалисты по региону утверждают, что влияние России на Кубе сегодня минимально.

Как отметил в комментарии для телеканала CNN аналитик Питер Берген, жесткая характеристика действий России в доктрине могла быть дана одним из авторов документа Надей Шадлоу, которая занимала высокие посты в Совете по национальной безопасности и занималась Россией и Украиной в Пентагоне.

Первый зампред комитета Совета Федерации по международным делам, бывший посол России в США Сергей Кисляк, которого цитирует РИА «Новости», заявил, что проект новой национальной безопасности США говорит о том, что Вашингтон считает Москву стратегическим соперником.

Глава комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий считает, что стратегия направлена «на возрождение американской гегемонии и линии на построение однополярного мира». Против такой ситуации выступают, по его словам, Россия и Китай.

Китай, враг мой

Несмотря на критику Китая разными администрациями США, в национальных стратегиях столь жестких оценок еще не звучало. Так, в документе 2006 года, принятого во времена Джорджа Буша-младшего, о Китае говорится в основном как о «ключевом региональном партнере» наряду с Японией, Россией и Южной Кореей.

Тот факт, что в новой доктрине Трамп подчеркивается роль Китая как государства, противостоящего американским интересам, лежит в русле предыдущих жестких заявлений Трампа относительно Пекина. Будучи кандидатом в президенты, он достаточно жестко отзывался о политике Китая --

в частности, он обвинял Китай в занижении курса юаня, что, по его словам, «экономически насилует» США.

Несмотря на то что риторика американского президента в отношении Китая после выборов стала более миролюбивой, свою позицию он не изменил.

В доктрине, помимо прочего, говорится, что Китай и Россия «хотят сделать свои экономики менее свободными и справедливыми, увеличить свою боевую мощь, а также хотят контролировать информацию, чтобы подавлять свои общества и увеличить свое влияние».

Как отмечает в беседе с «Газетой.Ru» ведущий аналитик Atlantic Council, специалист по Китаю Мэтью Берроуз, антикитайская риторика доктрины связана с несколькими факторами. Кроме личных счетов Трампа к Китаю, которые он высказывал во время предвыборной кампании, он также находится под влиянием «ястребов» в своем окружении. «Они хотят наказать Китай, в основном, используя протекционистские меры, так как не верят, что ВТО и другие международные организации предпримут какие-либо действия против Китая», — подчеркнул эксперт.

Кроме того, Берроуз добавил, что другая группа советников в Совете по национальной безопасности обеспокоена тем, что Китай сравнялся или уже близок к США в области искусственного интеллекта и других новых технологий.

«Это немного повторяет «момент Спутника», с которым США столкнулись в 1957 году после советского запуска, когда США опасались, что Советский Союз технологически превосходит его. В этот момент США влили деньги в научные исследования и опытно-конструкторские работы», — говорит эксперт и подчеркивает, что сейчас подобных ресурсов у США нет.

Ведущий научный сотрудник ИМЭМО имени Е.М. Примакова Сергей Ознобищев считает, что тот факт, что Россию пусть и в негативном контексте поставили рядом с Китаем — крупнейшим после США мировым игроком — говорит об «уважении» к России. Он также отмечает, что документ рассчитан на внутриполитическую элиту страны, прежде всего республиканцев в конгрессе в преддверии промежуточных выборов.

Трамп, который находится под прессингом со стороны республиканцев, вынужден демонстрировать более жесткую роль по отношению к России. При этом эксперт считает, что когда между Трампом, президентом России Владимиром Путиным и главой КНР Си Цзиньпином состоится телефонный разговор, он сможет уверить этих лидеров, чтобы они не слишком обращали внимание на изложенные в доктрине положения.

Жесткая критика Китая, бросающего вызов США, производит резкий контраст с предыдущим аналогичным документом, принятом при правлении президента Барака Обамы в 2015 году. Хотя в нем говорилось о том, что США внимательно следит за модернизацией китайской армии, уровень сотрудничества двух стран является «беспрецедентным».

Большинство упоминаний о Китае было положительным, а в связке с Россией Пекин упоминался лишь один раз, когда речь заходила о вызовах, которые стоят перед Вашингтоном — о «росте Китая» и «агрессии России».

Резкий контраст с доктриной 2015 года производит аналогичный документ 2010 года, принятый администрацией Обамы на волне «перезагрузки» во время президентского срока Дмитрия Медведева. О России в доктрине 2010 года говорилось в позитивном ключе. В ней отмечалось, что «мы работаем, чтобы создать более глубокие и эффективные связи с другими ключевыми центрами влияния, как Китай, Индия и Россия».

В этой доктрине также были слова, которые вполне могли стать бальзамом на душу для идеологов «вставания с колен»: «Россия восстановила влияние на мировой арене, став сильным голосом».

Положительно была также отмечена ратификация договора ОСНВ-3. Целью отношений с Россией в доктрине было заявлено «построение стабильных уважительных отношений, основанных на взаимных интересах». При этом было отмечено, что в США уважают «суверенитет» соседей России.

Трамп тоже нашел приятные слова о России в своем заявлении, отметив звонок, который был сделан ему президентом Путиным. В нем российский лидер поблагодарил президента США за помощь, которая помогла предотвратить террористические акты в Петербурге и спасти «тысячи жизней».




Короткая ссылка на новость: http://wto-inform.ru/~gkSal