«Конституция — это то, как ее толкуют»

«Конституция — это то, как ее толкуют»
21 Января 2020

Одно из ключевых изменений Конституции, которые предложил Владимир Путин — это новые ограничения для кандидатов на пост президента: граждане, когда-либо имевшие второе гражданство или вид на жительство, не смогут претендовать на эту должность. Помимо этого, кандидат должен будет беспрерывно проживать на территории страны в течение 25 лет. Полномочный представитель правительства в Конституционном и Верховном судах Михаил Барщевский считает, что эта норма может нарушить права граждан.

— Давайте начнем с приоритета национальных законов над международными. Сергей Лавров, который сейчас является исполняющим обязанности министра иностранных дел, ссылается на международный опыт, говорит, что и в западных странах, в том числе в Германии и в Великобритании, это есть, в США это нормальная практика. Россия действительно вписывается в тренд или это наше ноу-хау?

— Нет, это, конечно, не наше ноу-хау. И я думаю, выражаю свою личную точку зрения, что мы спровоцированы на эту поправку к Конституции действиями западных партнеров, в первую очередь США, которые свое право применяют экстерриториально. Получается ситуация не очень хорошая, когда мы следуем международному праву как приоритетному, а другие государства международное право считают подчиненным своему национальному законодательству. Тем самым, если построить логическую цепочку, мы подчинены их законодательству.

— Про какие конкретно ситуации идет речь?

— Это разные могут быть ситуации, начиная с уголовного права и заканчивая международными соглашениями. Некоторое время назад шел очередной законопроект, довольно серьезный, где была фраза: «руководствуемся общепризнанными нормами международного права». И я против него возражал, потому что общепризнанные нормы — это нормы и принципы международного права. А где формируются эти принципы? Где формируются эти нормы? Если эта норма вытекает из международных соглашений, в которых Россия принимает участие и их ратифицировала, то тогда они для нас обязательны, но они не будут находиться в противоречии с нашим законодательством. А под общепризнанными мировыми нормами, принципами, извините, мы не подписывались. Но здесь надо понимать одну вещь: это довольно старая дискуссия, я не буду сейчас особо подробно ее излагать, о том, что международные нормы — это нормы ратифицированные, то есть это законы третьей категории. Законы второй категории — это федеральные и конституционные законы, а Конституция — это закон первой категории. Значит, то, что предлагается сделать — это приведение в буквальную форму духа, который был прописан в нашей Конституции и так. Потому что уже пару лет назад было изменено законодательство, в соответствии с которым решения международных судов исполняются в России в той мере, в какой они не противоречат российской Конституции, а оценку по запросу Минюста дает Конституционный суд.

Дело в том, что довольно много международных соглашений мы подписали в 90-е годы, когда, как сейчас правильно отмечают, частично был утерян российский суверенитет. Мы подписали не самые лучшие для нас, скажем так, сделки, прошу прощения за банальное слово. Но Конституция — это не тот текст, который написан, Конституция — это то, как ее толкуют, что о ней говорит Конституционный суд. Конечно, толкования Конституционного суда никогда не расходятся с текстом, но дух Конституции толкует Конституционный суд. И если Конституционный суд сегодня признает, что такая-то норма, пускай даже которую мы ратифицировали в 90-е годы, не соответствует сегодняшнему толкованию и пониманию Конституции, то эта норма не должна применяться в отношении российского государства и российских граждан.

— Есть ли конкретные примеры?

— Допустим, мы не все решения ЕСПЧ признаем — кстати, тоже не наше ноу-хау, не мы начали, а Дания, Германия, Италия, Великобритания, Испания еще до нас отказались исполнять решения ЕСПЧ. Некоторые нормы ВТО, например, в части санкций явно противоречат национальным интересам Российской Федерации.

— А что касается требований новых к кандидатам в президенты? Для чего необходим такой ценз? “Ъ”, например, отмечает, что требование о беспрерывном проживании на территории страны в течение 25 лет не позволит выставить свою кандидатуру на выборах президента Михаилу Ходорковскому.

— А если бы он мог выставить кандидатуру, он бы, конечно, победил, вы считаете?

— Нет, это другой вопрос уже.

— Я вообще бы не стал привязывать предложение президента в части изменения Конституции к каким-либо персоналиям. Во-первых, что значит «постоянно проживающий»? Это что, не выезжавший в отпуск за границу? Нет? Значит, наверное, будет иметься в виду, что в течение года более 183 дней надо находиться на территории Российской Федерации.

— То есть быть резидентом?

— Быть резидентом, скорее всего, так. Тогда это разумно. В этом предложении президента, есть одна деталь, которая меня сильно смущает. Когда говорится, что «никогда ранее», то я сразу представляю себе ребенка, родившегося в семье соотечественников, и, когда ему было лет пять-семь, эти соотечественники решили перебраться в Россию. И что, он не может быть президентом? Возьмем ситуацию: в некоторых странах студенты, когда едут на обучение, получают студенческую визу, а в некоторых странах им дается вид на жительство на время обучения в институте. Получается, что российский гражданин, выехавший на обучение за границу, то есть получивший неплохое образование, например, в Шанхае или в Пекине, необязательно это будет Йель или Гарвард, пробыв на обучении там два-три года, имея вид на жительство на время обучения, не может баллотироваться в президенты? Вряд ли Владимир Владимирович это имел в виду. И таких ситуаций может быть довольно много, на самом деле. Родители уехали за границу, ребенок в 18 лет, став дееспособным, решил и вернулся в Россию. И он не может уже никогда баллотироваться в президенты? Поэтому я думаю, что при написании текста все-таки надо указать будет, что речь идет о совершеннолетних, и период обучения не включается в эти сроки, сделать оговорку. В противном случае, мне кажется, это будет необоснованное ограничение в правах несовершеннолетних детей, родившихся за границей, приехавших в Россию и никогда как дееспособные лица не имевших вида на жительство или зарубежного гражданства.

— Какие замечания в целом к этим предложениям вы бы еще внесли?

— Я всегда, когда у президента «Прямая линия», пресс-конференция, послание, жду каких-то слов о судебно-правовой реформе, потому что считаю это, и не только я, многие говорят, что это очень важно для инвестиционного климата, для развития экономики, для защиты прав и интересов граждан. Вот в этом послании президента довольно интересная вещь сказана, на нее мало обратили внимания — о том, что прокурорский корпус будет формироваться без учета субъектовой составляющей, то есть согласие будет давать Совет федерации, а не заксобрания субъектов. Вот это, мне кажется, один из небольших, но очень важных шагов к формированию независимой сквозной вертикали прокуратуры. А сильная прокуратура — это надзор за следствием, это позиция в суде по мерам пресечения, по мере наказания по уголовным делам, это защита социально незащищенных категорий граждан. Я как раз очень приветствую усиление независимости при назначении прокуроров. Но, вообще, конечно, хочется большего.

Короткая ссылка на новость: http://wto-inform.ru/~ABx55