Вступить по-русски

7 Июня 2012

Сегодня правительство рассмотрит комплекс мер поддержки ключевых отраслей российской экономики и правила доступа на российский рынок иностранных компаний в свете присоединения России к Всемирной торговой организации (ВТО). До конца недели подписанный 16 декабря 2011 года протокол о вступлении должен быть внесен на ратификацию в Госдуму. Несмотря на то что до полноправного членства России в ВТО в случае положительного голосования в парламенте останутся считаные недели, в российском обществе – от простых граждан до руководителей министерств – до сих пор нет однозначного мнения о целесообразности этого присоединения. «Россию ждет экономический рост», – уверяют сторонники либерализации торговли. «Страну ждет катастрофа», – настаивают противники ВТО. 

Россия пытается присоединиться к ВТО уже без малого 18 лет. Мы подали заявку о вступлении в 1993 году, когда еще даже самой этой организации не было, а существовал ее прообраз – Генеральное соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ), прекративший свое существование в 1995 году. Все эти годы руководство ВТО выдвигало нашей стране различные условия. То это касалось финансовых рынков, то поставок сельхозпродукции, то защиты интеллектуальной собственности. Наконец 16 декабря на Министерской конференции ВТО Россия была официально принята в эту организацию, насчитывающую на сегодня свыше 150 стран-участниц. Начался отсчет 220-дневного срока, до окончания которого наша страна, дабы стать полноправным членом ВТО, должна ратифицировать подписанный протокол. Срок истекает 23 июля. Но необходимые документы до сих пор не внесены в Госдуму, которой осталось провести лишь несколько заседаний. 

Между тем сам протокол, составленный на английском языке, насчитывает свыше 1100 страниц. А ведь есть еще 700-страничный доклад рабочей группы и 23 тысячи условий и обязательств, которые согласилась взять на себя наша страна. Даже если тратить на изучение одного листа 3 минуты, потребуется 60 дней! Немудрено, что спикер Госдумы Сергей Нарышкин на прошлой неделе попенял министрам на нерасторопность и посоветовал поторопиться. Спикера поддержал и премьер-министр Дмитрий Медведев. 

В основных чертах условия нашего присоединения выглядят не такими уж драконовскими. России дается сразу семь лет переходного периода. За это время мы должны поэтапно снизить таможенные пошлины на 700 товарных наименований. Начать должны сразу после получения статуса полноправного членства. Согласно официальному релизу об итогах переговоров, по сельхозпродукции средневзвешенная ставка импортных пошлин должна быть снижена с нынешних 18,2 до 14,6 процента, по промышленным – с 11,2 до 7,5 процента. В числе сельхозтоваров, которые ожидает наибольшее снижение ввозных пошлин, – мясо в целом спектре его вариантов, молоко, сливочное и пальмовое масла, сахар, рис. Здесь же стоит сказать, что нашим переговорщикам удалось договориться о сохранении режима квотирования до 2019 года для говядины, свинины и птицы ради защиты отечественного сельхозпроизводителя. При этом условия доступа на российский рынок последних двух товаров должны даже ужесточиться по сравнению с нынешними. 

Если посмотреть на промышленную группу, то это некоторые виды сельхозтехники, в частности, комбайны, автомобили, бытовая техника и некоторые виды компьютерной, ряд видов одежды и обуви, пластмассовая тара, трубы, изделия из стали и т. д. Довольно ощутимо сократятся пошлины на медицинские изделия и лекарства. 

Второй основополагающий пункт касается государственной поддержки отечественных производителей. На 2012–2013 годы России разрешили субсидировать свое сельское хозяйство в объеме до 9 миллиардов долларов. Но уже к 2018 году эта сумма должна сократиться до 4,4 миллиарда. 

По окончании переходного периода государство не сможет субсидировать своих производителей напрямую. В противном случае – суд ВТО и многомиллионные штрафы. И поэтому страны, задающие тон в игре под названием «Большая торговля», попросту хитрят. В частности, в США рассматривается законопроект под невинным названием «О безопасности производства молока». Цель вроде бы благая – защита качества продуктов и безопасности населения Штатов. А по сути, смысл законопроекта сводится к выделению безвозвратных дополнительных ссуд американским фермерам. 

– Вот это и есть те инструменты, которыми постоянно пользуются наши цивилизованные конкуренты из США, Канады, Европейского союза, – поясняет министр сельского хозяйства Николай Федоров. – Нам нужно научиться владеть этими инструментами. 

Вступление в ВТО не скажется на банковском и страховом секторах, как поначалу опасались представители этих отраслей. Также в неприкосновенности останутся нефтяники и газовики. 

История присоединения России к ВТО, особенно последних шести месяцев, прошедших с подписания протокола, наглядно продемонстрировала, что вступаем мы как-то чересчур по-русски. Находящимся все это время на взводе российским производителям так до сих пор и не разъяснили предстоящую перспективу. 

– Да еще в декабре председатель правительства дал поручение разработать и к апрелю внедрить меры поддержки для нашей отрасли сельхозмашиностроения! – возмущается президент Ассоциации производителей сельскохозяйственной техники «Росагромаш» Константин Бабкин. – До сих пор ни одна мера не внедрена. И можно сказать, что за оставшийся месяц она не будет внедрена.

Масла в огонь подливает и непонятная завеса тайны над содержанием документов – интересующиеся так и не могут ознакомиться со всем пакетом соглашений и условий. Тревожит их и затягивание сроков: если в ВТО нам всем будет так хорошо, то чего ж мы тянем до последнего? А тут еще как назло и риторика чиновников изменилась. Сейчас они признают: под ударом окажутся сразу несколько отраслей, есть риск роста безработицы, а посему придется принимать целый комплекс законодательных актов и административных мер. В частности, защищать автопром и отечественный рынок от наплыва подержанных иномарок можно высоким утилизационным сбором. Сельское хозяйство, которое нельзя будет субсидировать напрямую, – поддержать программой социального развития села. И так по всем проблемным точкам. Проблема лишь в том, что многие из этих мер так и не облекли в форму официальных документов. А если и облекут, то бюджет принят на три года, а выцарапать из него лишние деньги, особенно в условиях второй волны кризиса и серьезного падения цен на нефть, достаточно проблематично. 

Говоря о благе снижения таможенных тарифов, все забывают упомянуть, что эти самые тарифы формируют достаточно серьезную цифру в доходах федерального бюджета. Мало того – в стране нет юристов-международников, способных отстаивать интересы России в суде ВТО, который разрешает все торговые споры между странами и наказывает проигравшую сторону многомиллионными штрафами. И отнюдь не рублевыми. Между тем тот же Китай, на который так часто приходится слышать ссылки из уст чиновников, рассуждающих о выгодах от вступления России в ВТО, еще до своего официального присоединения успел подготовить свыше тысячи таких профессионалов. 

– У нас принято специальное решение правительства, в соответствии с которым в течение ближайших двух лет будут подготовлены более 400 специалистов для федеральных ведомств по узким темам, связанным с ВТО, – говорит руководитель делегации на переговорах о вступлении России в ВТО Максим Медведков. – Эти программы будут, безусловно, продолжены, если необходимо, расширены, и, конечно, они должны включать не только подготовку кадров для федеральной власти, но и для бизнеса. Такие возможности появятся и в России, они, безусловно, есть и в странах – членах ВТО.

Чиновникам задают один и тот же вопрос: какие именно преимущества Россия получит от вступления в ВТО? И слышат в ответ то, что записано в официальных документах той же ВТО: повышение конкурентоспособности, дополнительные возможности для продвижения товаров на иностранные рынки, право страны участвовать в выработке общих правил торговли. Плюс ко всему стимул для проведения модернизации и благо для потребителя, поскольку на многие товары из-за сокращения пошлин будут снижены цены. При этом никаких цифр и расчетов бизнесмены не получают. В ответ они выдвигают свои контраргументы: страну захлестнет поток импорта, отечественные товаропроизводители будут терпеть убытки, начнет расти безработица. Страна, в основном вывозящая сырье, потеряет многие предприятия обрабатывающего сектора и еще больше будет садиться на нефтяную иглу. Цены на товары для населения вряд ли снизятся, поскольку ничто не помешает дилерам прикарманить всю выгоду, увеличив свою маржу. Также по условиям соглашения мы оказываемся перед риском наплыва некачественных товаров и продуктов, содержащих ГМО. Препятствовать этому – значит обрекать себя на риск серьезных штрафов. 

Выход они видят лишь один: не ратифицировать протокол. Отложить хотя бы на годик, чтобы лучше подготовиться. С просьбой об этом на минувшей неделе руководители свыше 80 крупнейших компаний и производственных союзов обратились к президенту Владимиру Путину. 

– Я боюсь, что в силу специфики нашего менталитета, если даже допустить теоретическую возможность такого шага, мы и через год, и через два будем в такой же степени готовности, – разводит руками министр Николай Федоров. – Пока гром не грянет, мужик не перекрестится. 


прямая речь

Лоуренс Брам, экономический консультант правительства КНР, автор нескольких бестселлеров по глобальной экономике:

– Причиной, из-за которой начался большой рост инвестиций в экономику Китая, стало отнюдь не вступление страны в ВТО, а собственные правила и законы, которые разработал и принял Китай. У этой страны есть комплексные меры защиты своего производства и соответствующие условия, на которых Китай настоял в ходе переговоров с ВТО. А у России есть собственные правила, чтобы защитить ваше производство? ВТО заявляет, что все ее члены находятся в равных условиях, что ко всем применяются одинаковые правила, но это не так. Несмотря на то что в ВТО входит больше 150 стран, лишь два десятка из них обладают реальной силой, и именно они принимают решения, которым остальные участники вынуждены лишь подчиняться. 

Сергей Юшин, руководитель исполкома Национальной мясной ассоциации:

– По нашим оценкам, от присоединения России к ВТО среди отраслей сельского хозяйства в наибольшей степени может пострадать животноводческое направление. Обнуляется внутриквотная пошлина на свинину, в восемь раз снижается пошлина на ввоз живых свиней. Латвийские животноводы на датские деньги уже строят свиноводческие фермы вдоль наших границ. Также снижается пошлина на субпродукты. Ну и, наконец, полностью нарушен принцип тарифной эскалации в отношении готовой продукции, в частности колбас и колбасных изделий. Не знаю, то ли это была какая-то ошибка, то ли непрофессионализм, но получается, что рынок сырья мы как-то еще пытаемся защитить, а рынок готовой продукции открываем. Это грандиозная ошибка. По самому негативному сценарию уже к 2020 году мы можем выйти на уровень импортозависимости в 45 процентов. Также из-за неточных формулировок есть потенциальная возможность ввоза в неограниченных объемах низкосортной говядины. 

Михаил Емельянов, первый заместитель председателя Комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству:

– Нам говорят, что выиграет потребитель. Но прежде чем стать потребителем, надо быть производителем, то есть иметь работу и зарплату. Уже очевидно, что после вступления в ВТО безработными окажутся тысячи человек. Так смогут ли они после этого купить дорогие импортные товары? Или им опять придется покупать турецкий и китайский ширпотреб? Прежде чем говорить о потребителе, нужно подумать о создании рабочих мест. Спорен тезис и об отмене ограничений, поскольку подавляющее большинство ограничений, действующих в отношении наших товаров, наложено в соответствии с правилами ВТО, и наше вступление в эту организацию отнюдь не ведет к их отмене. Также мы совершенно не говорим о потерях в социальной сфере. Это не только усиление социального неравенства, рост безработицы и падение заработной платы, но и усугубление ситуации с иностранной миграцией, коммерциализация здравоохранения и образования. 

Андрей Разбродин, первый вице-президент Российского союза предпринимателей текстильной и легкой промышленности:

– Знаете, в чем разница между тем, кто смазывает гильотину, и тем, кто должен положить туда голову? Первый всегда нервничает меньше. Наша отрасль совершенно ничего не выигрывает от вступления в ВТО, у нее вообще не будет защиты. Хотя можно рассуждать о том, что все последние годы мы работали практически в ВТО, поскольку уровень контрабанды в отрасли доходил до 60 процентов от рынка и лишь в последнее время снизился до 40 процентов. Скажу одно: при таком уровне контрабанды политика снижения таможенных импортных пошлин приведет к тому, что наша отрасль перестанет существовать. Печально, что это происходит в тот момент, когда Китай снижает темпы производства, а себестоимость его продукции начинает расти, благодаря чему Россия и Европа начинают быть конкурентоспособными. У меня есть твердое мнение, что как только протокол будет ратифицирован, мы останемся с этой гильотиной один на один.

Короткая ссылка на новость: http://wto-inform.ru/~w9EDC