Арег Галстян Китайские стратегии: начнет ли Дональд Трамп торговую войну с Пекином?

9 Августа 2017
После единогласного принятия Совбезом ООН резолюции об ужесточении санкций против КНДР президент Трамп официально поблагодарил Китай за политическую поддержку. Однако в Белом доме продолжают обсуждать введение разного рода санкций уже против самого Китая. Администрация считает, что официальный Пекин не оказывает нужного давления на власти КНДР по вопросу ядерной безопасности. Напомним, что северокорейская проблематика была в центре внимания первой встречи Трампа с главой КПК Си Цзиньпином в Вашингтоне. Итогом трехчасового разговора стало заявление американского президента о том, что Китай подтвердил приверженность ликвидации ядерного оружия на Корейском полуострове. Однако спустя несколько месяцев после визита китайской делегации в Америку Северная Корея осуществила серию пусков баллистических ракет.

Корея как повод

Ответом на действия Пхеньяна стали крупные совместные учения ВВС США и Южной Кореи, в ходе которых были использованы два стратегических сверхзвуковых бомбардировщика B-1 Lancer. Трамп не скрывал своего раздражения, обвиняя Пекин в нежелании играть конструктивную роль в решении северокорейского вопроса. Эти предупреждения никак не изменили ситуацию. Напротив, Пхеньян провел запуск второй межконтинентальной баллистической ракеты, которая преодолела отметку в 1 тыс. км и упала на участке моря, объявленном зоной исключительных экономических интересов Японии. Госсекретарь Тиллерсон отметил, что ответственность за поведение КНДР несут Китай и Россия, позволяющие Пхеньяну развивать ядерную и ракетную программы.

Однако если Северная Корея это прежде всего внешнеполитическая головная боль для Японии и Южной Кореи, ключевых стратегических союзников Америки в регионе, то отношения с Китаем напрямую затрагивают жизненно важные экономические интересы Вашингтона. По данным ОЭСР, глобальный средний класс к 2020 году составит 3,2 млрд человек и 66% из них составят азиатские потребители. С одной стороны, эти цифры воодушевляют американский бизнес, а с другой — пугают сегодняшнюю администрацию, пришедшую к власти на идеях протекционизма.

Для нынешней элиты республиканцев-неоджексонианцев крайне важно решить три важные задачи: а) сохранить крупные производства в США для создания новых рабочих мест; б) защитить интересы ушедшего в Азию бизнеса и по мере возможностей стимулировать его возвращение в Америку; в) усилить позиции своих союзников в регионе, прежде всего Японии и Южной Кореи. Для достижения этих целей Америке придется пойти на конфронтацию с главным политическим и экономическим конкурентом — Китаем. Несмотря на то что обе страны экономически взаимозависимы, торговый баланс все больше склоняется в пользу Пекина. Соединенные Штаты и Китай также лидируют по затратам на военную сферу: их совокупные бюджеты составляют примерно половину общемировых расходов. Безусловно, американская военная техника качественно превосходит китайскую продукцию, но решительная политика военной модернизации Китая существенно изменила баланс сил в Азии.

Как ответит Америка?

По мнению Стивена Бэннона, старшего советника Трампа, авторитарный коммунистический режим, обладая экономическим и военно-техническим могуществом, может бросить вызов международному порядку, возглавляемому США. «Стратегия Бэннона» в Азии, одним из инструментов которой должны стать санкции, включает разного рода экономические и военно-политические инициативы, направленные на сдерживание Китая. Исходя из этой логики США постараются максимально затруднить доступ китайских товаров на американский рынок, установив самые высокие стандарты в отношении трудовых прав американцев, защиты окружающей среды, прав интеллектуальной собственности и защиты интересов своих союзников (вплоть до применения военной силы).

Другая стратегия — это политика «рассчитанной непредсказуемости», предложенная условным силовым блоком в лице советника по национальной безопасности Герберта Макмастера. В ее основе лежит то, что в свое время президент Ричард Никсон называл «теорией сумасшедших, у которых есть хороший план». Согласно этому сценарию Вашингтон будет наращивать свое присутствие в регионе и усиливать военно-технические возможности своих союзников — Японии, Южной Кореи и Индии. Америка должна позиционировать себя как страна, способная без промедления использовать не только экономические санкции, но и вооруженные силы для защиты своих национальных интересов. Силовой блок убежден, что усиление Китая это результат нерешительной и предсказуемой политики Обамы.

Третий сценарий написан рационалистами во главе с госсекретарем Рексом Тиллерсоном. Суть этой стратегии заключается в том, что США забывают о санкциях и устанавливают крайнюю позицию для переговоров с Китаем и в итоге заключают выгодную сделку. Стратегия рационалистов похожа на концепцию G-2, которой первые четыре года придерживалась администрация Обамы. Главное — это экономические интересы США (в первую очередь крупного бизнеса), а проблему политического режима в Пекине и состояния прав человека нужно оставить в стороне. Неоджексонианцы в лице Бэннона и неоконсервативный силовой блок «ястребов» выступают против этого подхода, опасаясь, что такие важные вопросы, как Тайвань, спорные острова в Южно-Китайском море и Северная Корея, будут использованы Китаем в качестве предмета торга. Противники Тиллерсона считают эту идею провальной. Нет никаких гарантий, что США смогут заключить с Китаем выгодную сделку, а вероятность испортить отношения со своими союзниками — Японией, Южной Кореей и Индией довольно высокая.

Сейчас сложно сказать, какую стратегию изберет Дональд Трамп. Промышленное лобби хвалит его за критику Китая в области торговли, но выражает озабоченность по поводу общей дезорганизации и несогласованности в Белом доме по вопросу введения санкций. Ожидается, что Трамп последует совету Бэннона и выпустит президентский меморандум, объявляющий кражу Китаем интеллектуальной собственности угрозой национальным интересам Америки. Не исключено также, что президент поручит Роберту Лайтхайзеру, торговому представителю США, специальное расследование, основанное на 301-м разделе Закона о торговле 1974 года. Это может привести к тому, что Соединенные Штаты в одностороннем порядке установят тарифы и другие торговые ограничения в отношении Китая. Использование этой процедуры повлияет на всю мировую торговлю, ВТО придется принять в расчет ухудшение отношений между Вашингтоном и Пекином.

Подробнее на РБК:
http://www.rbc.ru/opinions/politics/09/08/2017/598abd009a7947aceb84b448
Короткая ссылка на новость: http://wto-inform.ru/~p1Edd