Владимир ДЕГТЕРЁВ. Наша цель — добиться моратория на присоединение России к ВТО

 
2 Апреля 2012
В Государственной думе состоялись парламентские слушания по теме «Совершенствование законодательства Российской Федерации в связи с изменением условий развития экономики России в рамках, предусмотренных договором с ВТО». В них приняли участие руководители комитетов и депутаты Государственной думы; заместители министров сельского хозяйства, промышленности и торговли; депутаты региональных законодательных органов, представители общественных организаций и профсоюзных структур.

Сговор за спиной народа

Выступление заместителя Председателя ЦК КПРФ, председателя Комитета Государственной думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии академика РАСХН Владимира КАШИНА

Вопрос о вступлении России во Всемирную торговую организацию (ВТО) решался более 17 лет. По мнению некоторых экспертов, одна из причин столь продолжительного раунда переговоров заключается в том, что будущие партнёры по ВТО, прежде всего США и другие ведущие страны Запада, выжидали того момента, когда экономика России, и прежде всего её промышленный и аграрный потенциал, окончательно деградирует. Сегодня это как раз и произошло.

Весьма спорные аргументы

Нынешнее состояние основных отраслей экономики России не позволяет им конкурировать с западными корпорациями, остатки промышленности фактически не выпускают товаров, которые востребованы на мировом рынке, а её основные фонды изношены на 70—80%. Внутренний рынок также оголён — большинство промышленных товаров и продуктов питания завозится из-за рубежа, и его окончательный захват  (главная цель западных партнёров)  стал вполне реальным и легко достижимым. После 17 лет непрекращающихся разговоров о «скором вступлении» России в ВТО, не подкреплённых абсолютно никакими научно обоснованными расчётами, происшедшее напоминает приобретение билета на некий экономический «Титаник».

Правительственные лоббисты вступления России в ВТО, несмотря на всю очевидность развала российской экономики, продолжают обосновывать необходимость присоединения к ВТО появляющейся, по их мнению, возможностью «доступа на мировые рынки российских товаров и услуг». Однако при этом не называют, какие именно российские товары востребованы мировым рынком.

Приводится ими и много других аргументов в пользу членства в ВТО, как правило, весьма спорных. Например, что членство обеспечит возможность использования механизма разрешения споров по защите национальных интересов и устранения дискриминации, позволит реализовать текущие и стратегические торгово-экономические интересы, гарантирует рост иностранных инвестиций и облегчит технологическую модернизацию экономики, позволит предприятиям России вписаться в мировые технологические цепочки. Повышение конкуренции на внутреннем рынке заставит бизнес больше вкладывать в развитие и переоборудование производства для обеспечения конкурентоспособности своей продукции. Увеличение объёма импорта новой техники и технологий обеспечит их приток в российскую экономику. В силу появления прозрачных и понятных правил игры снизится коррупция.

Правительство рассчитывает на рост доходов государства за счёт увеличения торгового оборота, на снижение безработицы за счёт роста экспорта и повышения эффективности внешнеэкономической деятельности. Чиновники обещают, что и население страны в целом выиграет от членства в ВТО. Дескать, повысится качество жизни граждан и понизятся цены за счёт выхода на рынок большого ассортимента более конкурентоспособных товаров и услуг с более низкой стоимостью и высоким качеством и т.д.

Содержание требований к России со стороны ВТО таково, что переговоры по присоединению правительство сделало тайными. Ни население, ни руководители большинства предприятий, ни даже депутаты парламента досконально не знают, на что дало согласие правительство. Тайная дипломатия не была бы необходима при очевидности выигрышей для экономического развития страны. Дело здесь в том, как следует из заключений большинства экспертов, что вступление России в ВТО не только закрепит периферийный, сырьевой характер российской экономики, но и нанесёт тяжелейший удар по всему национальному производству.

Двери нараспашку

Унифицированных правил приёма в ВТО нет. Каждая страна выговаривала для себя условия и преференции. Какие же условия «выторговали» для России её переговорщики?

Россия в рамках присоединения к ВТО взяла на себя обязательство по итогам переходного периода снизить средневзвешенную ставку импортных пошлин на товары до 7,8% с 10% в 2011 году. Предусматривается полностью ликвидировать таможенные сборы за ввоз компьютеров и элементной базы, а также различного технологического и научного оборудования. Пошлины сократятся и для лекарств. Внутренние цены на энергоносители будут приведены к уровню мировых.

Доля иностранного капитала в совокупном капитале страховых компаний может составить 45%. Доля иностранного участия в уставном капитале российских банков может достигнуть 50%, а в уставном капитале операторов рынка ценных бумаг — до 75 %.

Средняя импортная пошлина на сельскохозяйственные товары будет снижена до 10,8% с нынешних 13,2%, а на промышленные товары — с 9,5% до 7,3%. Для говядины импортная пошлина внутри квоты составит 15%, вне квоты — 55%, для свинины — 0% и 65%, для мяса птицы — 25% и 80%.

Более трети импортных пошлин будет снижено с момента присоединения, ещё четверть — спустя три года после него. Самый длительный переходный период — от 4 до 8 лет — установлен для мяса домашней птицы, автомобилей, вертолётов и самолётов.

Что касается отечественного сельского хозяйства, то Россия в рамках присоединения к ВТО взяла на себя обязательство за несколько лет вдвое снизить общий размер субсидий сельскохозяйственным предприятиям. Объём поддержки АПК в 2012 году будет в пределах 9 миллиардов долларов, к 2018 году этот показатель сократится до 4,4 миллиарда.

Кроме того, во избежание излишней концентрации господдержки на определённых видах сельхозпродукции Россия обязуется до 2018 года направлять на эти цели не более 30% от общей суммы субсидий. Экспортных субсидий российские сельхозпредприятия получать не будут.

А также после вступления России в ВТО будут отменены льготы по НДС для отдельных категорий продукции.

Россия в рамках присоединения к ВТО согласилась на ограничение экспортных пошлин более чем по 700 товарным позициям. Ограничения, в частности, коснутся некоторых продуктов рыбной промышленности, минеральных топлив и масел, кожевенной отрасли, древесины, целлюлозы, цветных металлов… То есть после присоединения РФ к ВТО регулирующие возможности государства, и без того куцые, должны будут существенно уменьшиться.

Чужой урок не идёт впрок

У России нет никаких стимулов экономического характера для вступления в ВТО. Во-первых, в наследство от СССР ей достались «некоторые благоприятные условия» для осуществления внешней торговли. Россия пользуется режимом наибольшего благоприятствования в торговле практически со всеми основными партнёрами, входящими в ВТО.

Во-вторых, структура текущего российского экспорта весьма специфична. Основные экспортные статьи — сырьё, топливно-энергетические товары, оружие — не являются предметом регулирования ВТО, на них не распространяются какие-либо ограничения со стороны этой организации.

Поэтому, вообще говоря, логика поспешности присоединения к ВТО не понятна. Вступление России в эту организацию реально грозит возможностью окончательно потерять экономическую безопасность страны и, соответственно, её политическую независимость.

Как показывает печальный опыт членства в ВТО большинства стран Латинской Америки, Юго-Восточной Азии, Африки, а также стран СНГ, отсутствие развитой промышленности, конкурентоспособных производств и адекватной государственной поддержки приводит к сильнейшей деиндустриализации стран, закреплению за ними статуса сырьевого придатка и рынка сбыта для продукции глобальных корпораций. Опыт Украины, Грузии, Киргизии, стран Балтии и Восточной Европы показал, что при слиянии национального и международного рынков происходит потеря национального контроля над целыми отраслями и даже лежащие в руинах экономики могут падать ещё глубже в результате вступления стран в ВТО.

Например, Украина потеряла полностью свою промышленность по производству сахара, доля импорта сахара подскочила на 11%, её завалили дешёвым залежалым салом, полмиллиона людей были выброшены на улицу. Спад производства в ряде отраслей промышленности превысил 45—60%. После снижения импортных пошлин на легковые автомобили с 25% до 10% их производство на Украине упало в 6 раз. По сути, её автомобильная промышленность перестала существовать. Аналогичная ситуация сложилась и в производстве мебели. После обнуления импортных пошлин на мебель только за 2008—2011 годы её выпуск на Украине сократился в 3 раза — с 1,2 миллиарда долларов до 400 миллионов. Не удалось избежать печальной участи и лёгкой промышленности. Закономерным итогом необдуманной либерализации тарифного и нетарифного регулирования стало снижение выпуска продукции лёгкой промышленности на 45—60%, экспорт сжался на 28%, а импорт подскочил на 40—45%. Ещё больших масштабов угроза существует и для России.

Сторонники присоединения к ВТО ссылаются на положительный опыт Китая, который действительно достиг выдающихся успехов, будучи членом этой организации. Однако не нужно забывать, что Китай вступил в ВТО с другой стартовой позиции: не имея ни энергоресурсов, ни высокотехнологичных секторов экономики, нуждающихся в протекционизме, зато с бурно развивающимся производственным сектором, ориентированным на экспорт. Это именно та ситуация, в которой единые правила мировой торговли оказались как нельзя более кстати.

Доступ китайских товаров на рынки других стран — членов ВТО (несмотря на сохраняющиеся антидемпинговые меры) заметно облегчился. А это значит, что производить в Китае стало ещё выгоднее. У нас же ситуация иная: в России осталось пока немало производств, имеющих научно-технологическую и социальную ценность, но в силу тех или иных причин недостаточно конкурентоспособных для работы в условиях ВТО. С другой стороны, основной экспортный товар — сырьё — в этих условиях не нуждается. Вот и получается, что китайский опыт нам ни о чём не говорит.

Русское село под нож?

С точки зрения отрицательных последствий присоединения к ВТО, наиболее показательным является пример аграрного сектора. Наше сельское хозяйство априори нуждается в защите. Сегодня плодородие наших земель существенно снижено, и в среднем в 2,5 раза ниже, чем в находящихся в более благоприятных климатических условиях Европе, Америке, Австралии. Эти страны полностью обеспечивают себя продовольствием и проводят интенсивную политику захвата новых рынков, в том числе и внутреннего рынка России. Наша страна уже потеряла продовольственную безопасность, закупая около 50% продуктов питания за рубежом.

Ведущие страны, интенсивно осваивая мировые рынки, заботливо поддерживают очень высокий уровень самообеспечения продуктами питания. Например, в США и Франции этот уровень составляет 100%, в Германии — 93%, в Италии — 78%. Даже бедная плодородными почвами Япония придерживается пятидесятипроцентного уровня самообеспечения. В Японии, например, полностью запрещён импорт риса. И это при том, что продаётся он внутри страны по ценам, превышающим мировые в 6—8 раз.

Как известно, уровень поддержки государством аграрного сектора, например, в США, Канаде, в странах Евросоюза в десятки раз отличается от её уровня в России. Если в нашей стране сельскохозяйственные производители получают дотацию не больше 35 долларов на гектар, то в США её размер составляет для фермеров 750 долларов. В другой привилегированной зоне ВТО — в ЕС она равна 350 долларам. А по условиям вступления в ВТО Россия должна ещё и снижать господдержку сельского хозяйства каждые пять лет на 5—10%. В противном случае последуют штрафные санкции.

Санкции ВТО за поддержку сельского хозяйства не затрагивают только США. Минсельхоз России признаёт, что для «смягчения последствий от присоединения к ВТО необходимо дополнительно 96 миллиардов рублей ежегодно для компенсации потерь и сохранения инвестиционной привлекательности отрасли». Но этих денег никто не даст: ведь, по замыслу присоединения, намечается только сокращение поддержки агропромышленного комплекса.

Наши будущие партнёры защищают свой продовольственный рынок высокими пошлинами, а Россия будет их снижать. Например, уже сегодня ставка суммарной пошлины на ввоз в страны ЕС белого сахара составляет 215 %, а в России — 30%. Их пошлины на ввоз охлаждённого мяса крупного рогатого скота — 174%, замороженного — 215%, а у нас — 15%. Соответственно пшеницы — 173%, у нас — 5%, кукурузы — 84%, у нас — 5%.

А это значит, что экологически чистые российские продукты будут вытеснены с прилавков ввозимыми дешёвыми, генетически модифицированными аналогами. Страны, пытавшиеся ограничить ввоз такого продовольствия, были обвинены ВТО в создании продовольственных барьеров.

Таким образом, присоединение России к ВТО на согласованных правительством условиях будет означать для отечественного сельского хозяйства скорую и неизбежную смерть.

Промышленная капитуляция

Под угрозой окажется не только аграрный сектор, но и многие другие отрасли экономики России. Нашей промышленности придётся конкурировать не с абстрактными среднестатистическими зарубежными компаниями, а с сильнейшими мировыми игроками: ведь именно такие компании обладают волей и достаточными ресурсами, чтобы захватить открывшиеся рынки в России. Некоторые из них уже сегодня более чем успешно работают в стране: P&G, Mars, Coca-Cola, Unilever, BP, Texaco, GM, Boeing, Sony, Philips, LG и многие другие.

По мнению экспертов, наиболее уязвимыми отраслями являются автомобильная, авиастроительная, судостроительная, электронная, обрабатывающая, химическая, металлургия, машиностроение, транспорт, текстильная, лёгкая, фармацевтическая, пищевая, розничная торговля, общественное питание и некоторые другие. Большинство из них снизят конкурентоспособность в связи с так называемой гармонизацией цен на энергоносители в нашей стране с мировыми ценами.

Автопромышленность России окажется совершенно неконкурентоспособной. Да она фактически уже ликвидирована. В последнее время государство выделяет всё меньше средств на её развитие, делая ставку на сборку иностранных автомобилей. Попытки неких поощрений государством автомобильной промышленности воспринимаются западными производителями как помеха сбыта в России продукции уже существующих в других странах производственных мощностей.

Вступление в ВТО чревато потерей для России своей авиапромышленности. Если за многие годы реформ промышленность гражданского авиастроения катилась по наклонной, то нет никаких гарантий, что в будущем нам стоит ждать позитивных изменений, тем более в условиях конкуренции с «Боингом» и «Эйрбасом». Уже сейчас Россия утратила возможности производства наиболее востребованных на мировом рынке широкофюзеляжных самолётов, а предусмотренное сокращение целевой поддержки авиапрома лишь усугубит и без того плачевную ситуацию в этой наукоёмкой отрасли.

Нам, судя по всему, Западом нам отведена роль поставщиков авиационного титана и алюминия для иностранных авиакосмических холдингов. Например, в «гордости» российского авиапрома — самолёте «Сухой-суперджет» — по большому счёту российские только титан, алюминий и прочее сырьё, тогда как все наукоёмкие компоненты и электроника производятся в США, ЕС и Японии.

Не лучшая судьба ожидает и отечественное судостроение. Прямая конкуренция с ведущими судостроительными компаниями потребует внедрения передовых инновационных технологий. Последнее невозможно без всесторонней модернизации промышленности, вложений в научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР).

Суммарные вложения государства и предпринимательских структур в США, Германии, Японии, Южной Корее и других странах в НИОКР в разы превосходят аналогичные вложения в России. Для информации: американская «Дженерал моторс» вложила в НИОКР в 2009 году (год кризиса!) 8 миллиардов долларов, а все российские крупные компании — в десять раз меньше.

В силу объективных причин, связанных с географическими и природно-климатическими условиями, капитальные и эксплуатационные затраты российских судостроительных предприятий превышают аналогичные показатели зарубежных верфей многих стран с развитым судостроением (Южная Корея, Китай, Сингапур, Турция, Испания). Это и необходимость создания крытых эллингов и доков, их отопления и освещения, и сезонность во многих случаях завоза материалов и оборудования. Естественно, что эти затраты входят в себестоимость судостроительной продукции.

Совершенно очевидно, что для обеспечения конкурентоспособности отечественного судостроения требуется серьёзная государственная поддержка. Отечественная отраслевая программма («Стратегия развития судостроительной промышленности на период до 2020 года и на дальнейшую перспективу») предусматривает комплекс мер господдержки. Ряд протекционистских мер, в том числе связанных со снижением налогов на российские судостроительные предприятия, предусмотрен принятым недавно Федеральным законом «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с реализацией мер государственной поддержки судостроения и судоходства» (от 7.11.2011г. № 305-ФЗ).

В рамках реструктуризации судостроительной отрасли осуществляется передача ряда дополнительных судостроительных активов под управление ОАО «Объединённая судостроительная корпорация», что также связано с государственной финансовой поддержкой. Но вопрос в том, что и здесь правила ВТО существенно ограничивают возможные формы господдержки и эти меры помощи национальному судостроению и судоходству, как и другие, намеченные государством, могут быть квалифицированы ВТО как «неправомочные» субсидии.

Естественно, что и слабое российское производство электроники не выдержит конкуренции. В первую очередь это касается высокотехнологичных производств, таких, например, как производство современных микропроцессоров, жидкокристаллических матриц и так далее. Страна станет полностью зависимой от импорта высокотехнологичной продукции. Возможность свободно ввозить товары электронной промышленности на отечественный рынок сделает бессмысленным вложение капиталов в российское производство. Импортозамещение потеряет смысл.

Совершенно непонятно, каким образом вступление России в ВТО сможет обеспечить возрождение отечественной обрабатывающей промышленности и подтолкнуть развитие высокотехнологичных производств при такой степени износа основных фондов. Не говоря уж о затратах на науку и образование (1—1,5% ВВП), которые в разы ниже аналогичных показателей в США, ЕС и Японии (3,5—4,5% ВВП).

Сильно пострадает наша лёгкая промышленность. Если уже сейчас Китай заполоняет наши рынки своими товарами, то после вступления в ВТО китайцы наверняка легко «забьют» отечественных производителей.

Вступление России в ВТО является большой угрозой для малого и среднего бизнеса, слаборазвитых предприятий, которые не выдержат конкуренции. Как следствие — повысится уровень безработицы, который и без того достаточно высок.

Финансы запоют романсы

Сильной конкуренции подвергнутся финансовые услуги. Капиталы западных банков на порядки выше капиталов российских. ВТО требует обеспечения равного доступа частного капитала к оказанию любых услуг и открытой международной конкуренции в этой области. Западные банки легко смогут поглотить банковскую систему России с учётом очень высокого уровня их «капиталоёмкости».

Страховой рынок, скорее всего, будет полностью захвачен иностранными страховщиками, имеющими значительно больший капитал, чем отечественные компании. Подвергнутся реальной угрозе полного поглощения западными фирмами такие услуги, как консалтинговые, юридические и медицинские. По-страдает и туристическая отрасль.

Весьма призрачны надежды и на поступление иностранных инвестиций в нашу экономику. Не надо забывать, что в страну с неблагоприятным инвестиционным климатом значительные иностранные капиталовложения направляются, только если в неё не могут прийти товары. Мы своими глазами видим, что, например, российский авторынок проще осваивать, вкладывая средства в строительство заводов в Узбекистане, Чехии и Германии, рынок бытовой электроники — в предприятия Юго-Восточной Азии, рынки качественной сантехники и обуви — в западноевропейские предприятия и т.д.

Между тем вступление России в ВТО открывает внутренний рынок именно для товаров, закрывая его тем самым для инвестиций. В свете сказанного позиция либеральных радетелей за инвестиции, толкающих Россию в ВТО, представляется абсурдной.

Ухудшится наполняемость федерального бюджета, поскольку таможенные пошлины сегодня формируют до 37% его доходной части. Это обострит и без того неподъёмные проблемы финансирования большинства статей, включая выплаты пенсий, социальных пособий, усугубит нищету населения и безработицу, а также обострит проблемы обслуживания государственного внешнего и внутреннего долга. То есть будет нанесён тяжелейший удар как по всему отечественному производству, так и по социальной сфере.

В результате присоединения к ВТО увеличится импорт при стагнации (в лучшем случае) экспорта, что ввергнет Россию в валютный кризис. Внешние выплаты и рост импорта размоют золотовалютные запасы и, по оценкам экспертов, за два года сократят их до уровня, делающего неизбежной более масштабную и разрушительную, чем в 1998 году, девальвацию.

Альтернатива одна — новые внешние займы. Но вполне возможно, что их обусловят уступками в политической и экономической самостоятельности. Зарубежные эксперты уже обсуждают вероятность отчуждения полезных ископаемых Сибири и Дальнего Востока. Чтобы не влезать в долги к западным партнёрам, необходимо сначала туда что-то продать и получить иностранную валюту. Но продажа российской нефти, газа и промышленных металлов в лучшем случае сможет обеспечить безбедное существование 25—35 миллионам человек. Однако в России проживают около 140 миллионов. Вопрос, на какие средства будут существовать оставшиеся 100—110 миллионов жителей страны в случае массовых банкротств предприятий, российские власти, похоже, не интересует.

Таким образом, открытие Россией своего внутреннего рынка и предоставление преференций иностранному капиталу грозят коллапсом нашей экономике. Облегчённый вывоз сырья и беззащитный рынок — таким будет общий итог от присоединения страны к ВТО. Форсированное вступление в ВТО обязательно создаст угрозу не только экономической безопасности, но и самому существованию России.

В интересах олигархов

Вступление в ВТО создаёт серьёзные проблемы для интеграционных процессов стран — членов СНГ и Таможенного союза в связи с необходимостью изменять всю систему предоставляемых в рамках Содружества преференций в области торговли и оказания услуг. Вполне возможно, что Таможенный союз стран СНГ придётся распускать.

Сегодня правительство России декларирует два противоположных экономических курса. Первый ориентирован на создание и защиту нового экономического пространства, объединённого Таможенным союзом, второй — на интеграцию в глобальное неолиберальное торговое сообщество, то есть в ВТО.

Судя по всему, желание российских властей снять с себя ответственность за результаты проводимой откровенно провальной социально-экономической политики, а также надежда легитимизовать свои активы за рубежом стали главными моторами форсированного втягивания России в ВТО вкупе с лоббизмом интересов российских сырьевых монополий, зарабатывающих на распродаже невосполнимого природного сырья.

Ради интересов узкого круга лиц под удар поставлены практически вся российская промышленность и сельское хозяйство. Нажива кремлёвских элит и околокремлёвских сырьевых монополий в очередной раз оказалась важнее общенациональных интересов и перспектив отечественной промышленности, задыхающейся от чиновничьего произвола.

Нынешние модернизаторы, «отливающие в граните» и «пашущие, как рабы на галерах», видимо, хотят повторить «подвиги» «младореформаторов»: из маразма 2000-х окунуть Россию в ад 90-х годов. Их по-прежнему интересует дешёвый пиар про модернизационное раскапывание картофельного поля в Сколкове и замену лампочек Ильича на лампочки Чубайса, приправленный бесконтрольными хищениями бюджетных средств на олимпийских стройках и возведением проспектов имени премьера в Грозном.

ВТО — скорее мертва, чем жива

Всемирная торговая организация переживает глубокий, возможно, смертельный кризис. В нынешнем виде она вряд ли сохранится. Региональный протекционизм усиливается почти повсеместно, несмотря на его лицемерную критику и декларации лидеров «большой двадцатки» о верности принципам ВТО.

Будучи членами ВТО, тем не менее каждая страна старается защитить свой внутренний рынок от проникновения чужих товаров. Между странам — членами ВТО идёт постоянная борьба за выживание. Тот же Китай, особо не церемонясь, в 2011 году ввёл повышенные пошлины на ввоз из США курятины и индюшатины, защищая свой рынок и своего сельхозпроизводителя.

США 20 сентября прошлого года обратились во Всемирную торговую организацию с жалобой на Китай. В свою очередь, в Китае заявили, что пошлины на ввоз мяса птицы из США были введены законно, поскольку американские производители получают субсидии со стороны правительства и поставляют свою продукцию на китайский рынок по заведомо заниженным ценам.

Не нравится США и такая мера Китая, как повышение пошлин на вывоз из страны сырья. Китай, в отличие от России, старается не разбазаривать свои сырьевые ресурсы. Вводя лимиты на экспорт своих ресурсов, Китай заставляет иностранные компании инвестировать в его экономику путём размещения на территории страны добывающих и обрабатывающих предприятий, которые должны делать налоговые отчисления в казну.

При этом следует заметить, что Китай располагает достаточными природными запасами сырья. На его территории имеются практически все из 150 известных видов полезных ископаемых. Разведанные запасы урана — крупнейшие в мире, впрочем, как и запасы вольфрама, цинка, лития, тантала, ванадия и титана сосредоточены в основном в южной части страны. Там же находятся основные запасы олова, по которым, как и по запасам меди, Китай занимает второе место в мире. В автономном районе Внутренняя Монголия расположены крупнейшие в мире месторождения редкоземельных и рассеянных элементов. Крупнейшие мировые запасы серы, каолина, нерудных ископаемых — асбеста, бора и фосфора — также находятся в КНР.

Современный кризис ВТО имеет общие черты с кризисом мировой колониальной системы в 1930—1950-х годах. Фактически ВТО представляет собой новое, осовремененное издание колониальных порядков. Их основа — привилегированное положение западных монополий при подчинении их интересам экономического развития стран периферии глобального капитализма.

ВТО лишь формально предоставляет государствам равные условия развития. Либерализация внешней торговли работает в интересах более развитых экономик, прежде всего — США и стран Западной Европы. ВТО обеспечивает господство их монополий и подчиняет развитие национальных экономик их интересам.

ВТО отличают двойные стандарты. Её нормы призваны подрывать положение конкурентов западных корпораций. Надо помнить, что ВТО строит свою политику в смычке с Международным валютным фондом — известным лоббистом интересов США. «Внедряясь» в «американоцентричную» мировую экономику, мы разделяем не только её проблемы (например, далеко не гармоничные отношения между долларом, евро, иеной, в будущем и юанем), но и ответственность за политическую составляющую макроэкономических процессов.

Альтернатива ВТО есть!

Состояние российской экономики сегодня не позволяет стране присоединиться к ВТО без существенных потерь и неоправданных рисков. Мы должны не хвататься за мифические «палочки-выручалочки», не пытаться перескочить через ступени исторического развития, а терпеливо заниматься модернизацией своей страны и её экономики, усиливать регулирующую роль государства, национализировав природные ресурсы, базовые отрасли экономики, банковский сектор, уделив особое внимание развитию науки. Страна нуждается в смене социально-экономического курса с опорой на собственные силы.

ВТО имеет реальную альтернативу, и осуществить её способна именно Россия. Эта альтернатива — объединение экономик её соседей с созданием общего правового поля в интересах национальных экономик. Законодательство таких стран, как и России, должно иметь приоритет перед международным правом, а не наоборот, как это имеет место сегодня. Аналогичные структуры уже складываются в Латинской Америке и Азии. Расширение общего хозяйственного пространства может привлечь многих наших соседей: страны Восточной Европы и Средней Азии.

Интеграция экономического пространства — веление нашего времени. Самоизоляция в эпоху глобализации сродни суициду. Но и раскрытие заведомо неконкурентоспособных отраслей и регионов перед жесточайшей и неуклонно обостряющейся глобальной конкуренцией — не меньшее безумие.

Для России дорога в будущее проходит через интеграцию, через воссоединение братских республик с развитой частью человечества, но идти по ней надо с открытыми глазами и трезвым умом. Каждый шаг требует тщательной подготовки: он будет оправдан, если получаемые выгоды превысят издержки не только в кратко- и среднесрочной, но, что самое важное, и в долгосрочной перспективе. Нельзя очертя голову бросаться в непродуманные авантюры, преследуя некие призрачные выгоды.

Слово за народом!

Можно привести множество аргументов «за» и «против» вступления России в ВТО, и во всех найдутся как плюсы, так и минусы. И всё же вступление в ВТО — это попытка власти «поймать журавля в небе». Вместо того, чтобы позаботиться о развитии нашей промышленности, сельского хозяйства, вместо того, чтобы финансировать развивающиеся предприятия, научные разработки, стимулировать повышение уровня образования населения, воспитывать подрастающее поколение, власть пытается стать «ближе к миру», полностью изменяя сферу образования на европейский лад, «пичкая» подрастающие умы низкопробными американскими фильмами, книгами, одобряя открытие иностранных заводов на территории страны при минимальной поддержке отечественного производства, импортируя товары из-за границы, которые вытесняют отечественные, и т.д. Вступление в ВТО — это последний шаг на пути к краху России и практически официальному признанию её «сырьевым придатком» капиталистического мира.

Такой судьбоносный для страны вопрос, как вступление в ВТО, не может решаться без непосредственного участия народа. Конституция РФ устанавливает, что именно народ России является единственным источником власти, только он вправе решать свою судьбу и судьбу страны. Поэтому президент и правительство РФ обязаны объявить мораторий на вступление в ВТО, поручить учёным и специалистам ещё раз всё просчитать и взвесить, а потом провести общенациональный референдум, на котором граждане России, проголосовав «ЗА» или «ПРОТИВ», окончательно подведут итог обсуждению сложнейшего и ответственного вопроса в современной истории России. Решающее слово — за народом!

Говорят участники парламентских слушаний

Николай АРЕФЬЕВ,

заместитель председателя Комитета Госдумы по экономической политике и предпринимательству.

Международная торговля под управлением Всемирной торговой организации даёт преференции исключительно государствам «золотого миллиарда», оставляя остальным странам роль их служанок. 18 лет рассматривался вопрос о вступлении России в ВТО и наконец ей указали место: очень незавидное и оскорбительное.

Практически все отрасли нашей экономики понесут потери, прежде всего потому, что ВТО рассматривает наши внутренние газовые тарифы как вид скрытого субсидирования. Именно поэтому нас принуждают уже 10 лет подряд увеличивать газовые тарифы до уровня мировых. В результате взлетает стоимость электроэнергии, а за ней — цены на промышленную продукцию, перевозки и т.д. Наша продукция становится неконкурентоспособной на мировом рынке.

Правительство также обещало не нарушать обязательств и норм ВТО в системе Таможенного союза. Но если Россия вступает в ВТО, практически все условия Таможенного союза нарушаются.

Россия ежегодно должна отчитываться перед ВТО по темпам приватизации государственного имущества. И если развитые государства имеют от 30 до 50% предприятий в госсекторе, то ВТО подгоняет наши власти избавиться вообще от государственного имущества. Хотя эта организация не имеет права диктовать нам такие условия. Видимо, наши чиновники и олигархи, ссылаясь на ВТО, хотят поживиться за счёт государства.

В результате снижения ввозных пошлин российский автопром исчезнет с лица земли. В металлолом пойдут заводы по строительству широкофюзеляжных самолётов. А добьёт предприятия машиностроения соглашение не поднимать пошлину на лом цветных металлов. Всё оборудование, как в начале 90-х годов, разберут, чтобы вывезти цветные металлы за рубеж. Нельзя нам вступать в ВТО, потому что это будет последний гвоздь, вбитый в гроб нашей экономики, заключил выступавший.

Владимир ФЕДОТКИН,

член Комитета Госдумы по бюджету и налогам.

Когда было подписано соглашение с Евросоюзом о вступлении России в ВТО, эксперты тут же выложили цифры. Россия после вступления в ВТО по отношению к Западной Европе только в сельском хозяйстве и лёгкой промышленности будет выигрывать 23 миллиарда долларов каждый год, но, открыв свои рынки, станет терять 90 миллиардов долларов. То есть 67 миллиардов долларов наши власти будут ежегодно дарить странам одной только Западной Европы. Не слишком ли щедрый подарок? А сколько таких подарков они от нас уже получили!

Давайте честно говорить: не только другие страны виноваты в том, что происходит у нас. Прежде всего виновата наша власть, отметил выступавший. За время, пока Путин был президентом и премьером, без всякого ВТО в Рязанской области число населённых пунктов, в которых не осталось ни одной живой души, увеличилось в 2 раза, а в 40% оставшихся проживают меньше 10 человек, в основном старики.

Сейчас конец февраля, а на полях лежит сахарная свёкла, убранная в бурты. Хозяйства не могут её продать и рассчитаться с кредитами, выдать зарплату, а правительство в 4 раза сократило пошлину на ввоз сахара. Так обстоят дела не только в Рязанской области, но и в Воронежской, Липецкой. Зачем же после этого слушать Путина с его красивыми словами о великой развивающейся России, если губятся производства, ликвидируются рабочие места, а затем и населённые пункты остаются без людей?

Правильно говорят: не по словам, а по делам судите о них. Путин и Медведев непрерывно твердят о необходимости модернизации, а в Рязани уничтожается крупнейший в Европе станкостроительный завод, который выпускал уникальные станки. 73 страны мира в очередь стояли, чтобы получить их. В городе закрыто и производство вискозы, не только обеспечивавшее отечественные потребности, но и отправлявшее половину продукции в разные страны мира. Таких примеров множество.

В последние годы у нас деньги называют «капустой», иронически заметил В.Федоткин, говорят, пошёл во власть за «капустой». Чтобы этой «капусты» хватило народу, надо во власть не пускать «козлов».

Георгий КАЛАМАНОВ,

заместитель министра промышленности и торговли.

За последние годы в стране многое строилось на субсидировании промышленности. Нам действительно в ходе переговоров было предложено или отменить эти субсидии, или перевести их в разряд специфических. Мы такую работу проделали, поменяли формулировки, которые позволят хоть в какой-то мере поддерживать российский авиапром. Теперь работаем над возможностью хоть как-то поддержать фармацевтическую промышленность, которая очень сильно пострадает от снижения ввозных пошлин, добавил чиновник.

Как госслужащий замминистра, естественно, не мог напрямую выступать против своего руководства. Поэтому и сосредоточил своё выступление на тех мерах, которые нацелены на снижение негативных последствий соглашения с ВТО, хотя и не назвал их. Вот только очень уж похожи меры, о которых он рассказал, на припарки, прописанные покойнику.

Павел ГРУДИНИН,

депутат Московской областной думы, директор ЗАО «Совхоз имени Ленина».

Даже по словам замминистра, ВТО — это засада. Сначала упадут цены, и будет много мяса, а потом ничего не будет.

На вручении премии Петра Столыпина, отметил он, все без исключения руководители предприятий, которые получали эту награду, говорили: что вы наделали! Не вступайте в ВТО, да ещё на худших условиях, чем Украина. Ведь там всё уже видно.

Большую прибыль от нашего вступления в ВТО получат иностранные конкуренты, с которыми мы бороться уже не сможем. Раньше нас хоть как-то защищали пошлины, а теперь уже ничего защищать не будет. Увеличение себестоимости и одновременное уменьшение цен полностью разорит сельхозпроизводителей. Если мы не будем обеспечены своим продовольствием, мы начнём кормить сначала западных фермеров, потом западные армии, заключил он.

Олег АЛДОШИН,

заместитель министра сельского хозяйства.

Перспективы агропромышленного комплекса в рамках ВТО беспокоят не только нас, но и многих членов самой Всемирной торговой организации. Очередной так называемый дохийский раунд переговоров никак не может завершиться, потому что члены этой организации не могут прийти к консенсусу о мерах государственной поддержки и мерах государственного регулирования в отношении сельского хозяйства.

Рассказав о мерах господдержки сельского хозяйства, которые применялись в последние шесть лет, он перечислил, что в состоянии предпринять министерство для уменьшения негативных последствий присоединения России к ВТО.

Уровень бюджетной поддержки сельского хозяйства у нас пока ниже достигнутого на переговорах с ВТО, но будет снижаться. Однако у Минсельхоза есть возможность изменить её структуру и направить часть средств на косвенные виды поддержки, которые не ограничиваются правилами и нормами ВТО. В США, например, 90% средств государственной поддержки приходится на такие виды, как фундаментальные и прикладные исследования, развитие инфраструктуры, страхование рисков. Министерство тоже планирует сместить акценты в этом направлении. Совокупный уровень таможенной защиты по сельхозпродукции пока снижен не очень сильно: с 13,8 до 10,8%, отметил выступавший.

Но это слабое утешение, так как соглашением с ВТО предусмотрено последовательное ужесточение условий с каждым годом.

Михаил ЛЕОНТЬЕВ,

депутат Московской областной думы.

Условия вступления в ВТО на протяжении последних лет находились под секретом даже от высших органов государственной власти. Недавнее голосование в Государственной думе за протокольное поручение о предоставлении Министерством экономического развития информации о полном перечне обязательств России при её вступлении в ВТО не дало результата.

Если присоединение к ВТО выгодно России, почему же не обнародовать условия вхождения в эту организацию? Почему нам подсовывают кота в мешке? Не потому ли, что, по оценке некоторых экспертов, все без исключения отрасли экономики России прямо или косвенно понесут значительный ущерб от принятых страной обязательств, а часть из них исчезнет?

Одним из пагубных социально-экономических последствий вступления в ВТО станет изменение ситуации в жилищно-коммунальном хозяйстве. Требования этой организации к внутренним ценам на энергоносители и ликвидации перекрёстного субсидирования повлекут за собой рост цен на жилищно-коммунальные услуги для населения.

В последние годы аварийность на объектах ЖКХ, а также количество техногенных разрушений с тяжёлыми последствиями удвоились, возросло в 2—3 раза время ликвидации последствий аварий и катастроф. Это значит, что снизились надёжность и устойчивость работы систем жизнеобеспечения населения. У нас около ста миллионов квадратных метров аварийного и ветхого жилья, 70-процентный износ основных фондов жилищно-коммунального комплекса, отметил он.

Без государственной поддержки, силами жильцов ремонт домов и коммунальных сетей не потянуть. Сегодня нужно восстановление системы госзаказов на производство необходимого для этой сферы современного оборудования, что одновременно обеспечит возобновление производственной деятельности ряда отраслей промышленности, страдающих от депрессий и дефицита коммерческого спроса на их продукцию. Однако всё это станет невозможным при вхождении в ВТО, и мы будем вынуждены поддерживать зарубежных производителей.

Защита многих российских отраслей, находящихся сегодня в кризисном состоянии, будет затруднена из-за облегчения доступа на российский рынок иностранных товаров и услуг. После вступления в ВТО начнётся активное освоение отечественного рынка иностранными компаниями, которые будут пользоваться нашими дешёвыми рабочей силой и энергетическими ресурсами. Выступавший предложил не ратифицировать соглашение о присоединении к ВТО до получения объективной оценки последствий этого шага.

Евгений КОРЧЕВОЙ,

генеральный директор Российской ассоциации производителей сельхозтехники «Росагромаш».

Директора более чем 80 заводов, входящих в ассоциацию, возмущены теми условиями, под которыми подписались наши переговорщики и наше правительство ради вступления в ВТО.

Чтобы обеспечить продовольственную безопасность, нам нужно, как минимум, в два раза увеличить объём производства сельского хозяйства. Для этого у нас есть всё: земля, люди, спрос. Мы можем в 1,7 раза увеличить количество пашни, в средней полосе получать 30—50 центнеров зерна с гектара, то есть можем полностью обеспечивать своё животноводство и поставлять сельхозпродукцию на экспорт.

Однако сможем ли мы эти перспективы реализовать, если вступим в ВТО на тех условиях, о которых договорились наши переговорщики? Даже Украина, вступая в ВТО, договорилась о господдержке сельского хозяйства в 10% без всякого последующего снижения. А мы договорились снизить её до 4,4 миллиарда долларов, что сегодня составляет 3,9% от объёма сельхозпродукции. Причём цифры зафиксированы в долларах, а не в процентах! Вот мина замедленного действия!

Уровень господдержки в других странах по сравнению с Россией, которой назначили цифру в 4,4 миллиарда долларов, несоизмерим. В Швейцарии с её 400 тысячами гектаров эта сумма сегодня составляет 5,8 миллиарда долларов, в Японии — 64, в Европейском союзе — 107 миллиардов. И как нашему фермеру конкурировать, когда в Европе больше половины стоимости продукции дотируется?

То же по поводу экспорта. У Европейского союза и США имеется сейчас согласованный объём экспортных субсидий по сельскому хозяйству. У нас — ноль. Так что в случае высокого урожая он будет гнить на полях, и ничего с этим сделать будет нельзя.

Мы подсчитали, чем грозит сельскому хозяйству уменьшение ввозных пошлин. Это соответствует вычету из объёма производства 280 миллиардов рублей или сокращению минимум 400 тысяч рабочих мест. И это на селе, где люди и так копейки получают, где им как воздух нужна работа.

В сельхозмашиностроении предусмотрено то же самое: падение ввозной пошлины на комбайны в 3 раза, отмена субсидий на отечественную технику, никакой поддержки экспорта. Киргизия, Армения хотят нашу сельхозтехнику покупать, но в кредит. Наши банки требуют за кредит чудовищные проценты, а правительство на приемлемых условиях кредитовать поставки отказывается.

Давайте не допустим ратификации протокола о вступлении России в ВТО, отложим её на пять, на шесть лет, призвал выступавший.

Николай КОЛОМЕЙЦЕВ,

заместитель председателя Комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов.

 

На сайте Минэкономразвития всё-таки размещён протокол о вступлении в ВТО. Но на английском языке. Хотя в 68-й статье Конституции РФ закреплено, что государственный язык у нас русский, руководители Минэкономразвития считает себя гражданами другой страны. Поэтому основная проблема — в отсутствии ответственности перед страной у ныне правящей так называемой элиты.

Крестьян обобрали как липку, выполняя установки США, просроченная задолженность села — полтора триллиона. Правительство просто обязано эти долги простить: не найдут задавленные ножницами цен крестьяне таких денег.

Поэтому мы категорически выступаем за то, чтобы наконец-то государственное мышление возродилось. У нас катастрофически не хватает в правительстве профессионалов. Его структуру необходимо изменить, ввести отраслевой принцип, индикативное, оперативное, среднесрочное и стратегическое планирование.

А главное — в США и ЕС законодательство гласит, что если правила ВТО наносят ущерб их экономическим субъектам, то эти правила на их территории не действуют. У нас всё наоборот. И это надо исправлять.

Василий КИСЛИЦИН,

депутат Курганской областной думы.

Экономика области стоит на двух китах: агропромышленном и военно-промышленном комплексах.

То, что сегодня осталось от них, говорит о проведении хорошо продуманной, прекрасно организованной диверсии против экономики страны, её регионов. В области из 1,2 миллиона голов крупного рогатого скота осталось 200 тысяч, количество свиней и овец сократилось в 5 раз, площадь пашни — в 2 раза, количество техники — в 4—5 раз.

Поэтому мы не должны допустить ратификации договора с ВТО, ввести мораторий, как минимум, на 4—5 лет, заключил выступавший, нужно оказать мощное давление общественности на правительство.

Георгий САМОДУРОВ,

президент ассоциации «Станкоинструмент».

На примере 200 предприятий, входящих в ассоциацию, хорошо видно, что происходит, когда снижаются импортные пошлины (это предусмотрено соглашением с ВТО).

Шесть лет назад господин Греф, будучи министром экономики, дал команду о резком снижении ввозных пошлин на продукцию станкоинструментальной промышленности. В результате импорт этой продукции во внутреннем потреблении промышленности вырос с 35 до 82% в 2010 году.

Нам обещали, что в результате снижения пошлин придут иностранные инвестиции. Они действительно пришли, но не в производство, а в торговые дома, которые продвигают продукцию иностранных производителей на российском рынке.

Ввозные тарифы согласованы с ВТО в размере от 10 до 15%. А по нашей продукции они сегодня составляют 2,5%. Мы спрашиваем у Минэкономразвития: как с ними поступят? Нам отвечают, что менять пошлины в сторону увеличения никто не собирается. Такое вот у наших чиновников «государственное мышление». Поэтому мы поддерживаем требование наложить мораторий на ратификацию соглашения с ВТО, чтобы внимательно разобраться со всеми отраслями, заявил выступавший.

Максим ПЕРОВ,

вице-президент Союза архитекторов России.

После принятия Градостроительного кодекса, который не содержит даже упоминания об общественных интересах и по сути обеспечивает ускоренную предпродажную подготовку земельных участков, произошло резкое снижение доступности жилья.

Тем же Градостроительным кодексом введено саморегулирование юридических лиц в сфере проектирования. В мире больше до такого никто не додумался: есть саморегулирование физических лиц (архитекторов, главных инженеров и так далее). Они несут персональную ответственность, и их деятельность застрахована. Отсюда — некачественные проекты.

Сейчас в Государственной думе рассматриваются поправки в Градостроительный кодекс, в которых зарубежные проекты «повторного применения» разрешается использовать в России без экспертизы (кроме фундамента). Это создаёт условия для недобросовестной конкуренции.

Виталий ФЁДОРОВ,

заместитель председателя Комитета Московской областной думы по вопросам строительства, ЖКХ и энергетики.

Правила ВТО стоят над законодательством национальных государств и предусматривают единственный из возможных путей развития для входящих в неё стран. Страна, вступившая в ВТО, уже не может как суверенное государство изменить свою политику. Изменить условия можно только через три года после вступления в силу этих договоров и только после выплаты компенсаций торговым партнёрам, понёсшим убытки.

На переговорах с ВТО от России сразу же потребовали, чтобы тарифы на электричество и другие энергоресурсы в нашей стране приблизились к мировым. Это означает при всех равных условиях полную неконкурентоспособность российской промышленности и поглощение эффективно работающих производств, особенно средних и малых, зарубежными компаниями. Это прямая угроза для малодоходного бизнеса, особенно малого, а в строительной отрасли — это большая часть организаций. Им придётся конкурировать с сильнейшими мировыми игроками строительной отрасли.

Россия сейчас нуждается не в экспансии, а в защите и восстановлении внутреннего рынка. По данным Торгово-промышленной палаты Российской Федерации, всего около 10% российских предприятий готовы работать по нормам и правилам ВТО. Нет оснований полагать, что вступление в ВТО скажется положительно на социально-экономическом благополучии страны, заключил выступавший.

Сергей ГАВРИЛОВ,

председатель Комитета Госдумы по собственности.

В канун слушаний мы задали вопрос Министерству экономического развития: как повлияет на отношения собственности в России вхождение в ВТО? — и получили странный ответ: никак. За исключением того, что мы будем обязаны представлять ежегодный отчёт Всемирной торговой организации о ходе приватизации в нашей стране.

Но в рабочей группе представители западных государств и крупных корпораций жёстко ставили вопрос о разблокировании списка стратегических предприятий, которые не могут быть подвергнуты приватизации. Они требовали установить прозрачный режим контроля и мониторинга за процессами, происходящими на этих предприятиях, ускорить сроки их приватизации.

Позавчера, сказал он, мы были свидетелями того, как экономический блок правительства фактически предъявил ультиматум исполнительной власти о необходимости сохранения в полном объёме и ускорения процессов приватизации стратегических предприятий в нашей стране.

Кроме очевидного решения о необходимости замораживания ратификации вступлении в ВТО, мы считаем необходимым принять ряд важных законов, отметил выступавший. Это законодательство о национализации, которое было внесено фракцией КПРФ ещё в прошлом созыве. Несмотря на процедурные ухищрения аппарата правительства, мы намерены в весеннюю сессию рассмотреть этот вопрос. Во всём мире существует институт национализации в разных формах, только у нас в России его нет.

Мы считаем необходимым оставить в неприкосновенности список стратегических предприятий, оставить их под жёстким контролем государства, расширить за счёт предприятий энергетики и транспорта.

В ходе вступления в ВТО мы будем вынуждены разблокировать доступ так называемых портфельных инвесторов в наш рынок. Это означает, что трансграничные операции, носящие спекулятивный характер, останутся без контроля государственных органов России. В условиях кризиса это может привести и приводит, как показал опыт стран Южной Америки, к катастрофическим последствиям для национального суверенитета. Поэтому мы считаем необходимым принятие жёстких мер по ограничению подобного рода операций, прежде всего осуществляемых офшорными компаниями.

В ходе приватизации 90-х годов, когда предприятия стратегического характера передавались частным владельцам, были выкрадены или разворованы интеллектуальные права. Мы потеряли и продолжаем терять контроль за государственными правами в этой сфере. Понятно стремление наших западных конкурентов в ходе так называемой борьбы с пиратством законсервировать нашу технологическую и научную отсталость. Поэтому хотелось бы обратить внимание на опыт Китая, который не стремится потакать борьбе с пиратством.

Кроме того, мы считаем целесообразным создание специального подконтрольного парламенту агентства по управлению государственными пакетами акций для того, чтобы прекратить процесс разворовывания госсобственности. На примере Банка Москвы все видели, к чему это приводит.

Необходимо также повышение прозрачности деятельности стратегических предприятий, которые неформальным образом уводятся из-под контроля государства (опыт аэропорта «Домодедово»). Поэтому законодательно должны быть раскрыты реальные владельцы, которые обычно прячутся за цепью офшорных компаний.

Наконец, надо отрегулировать вопрос о банкротстве. Этот институт является основным разрушителем базовых отраслей нашей страны. По оценкам арбитражного суда, лишь 1% банкротств проводится с целью финансового оздоровления. Прежде всего эта ситуация сказывается на предприятиях оборонно-промышленного комплекса и наукоёмких производствах. В контексте вхождения в ВТО их готовят к ликвидации и выводу активов за рубеж.

Нина ВЕСЕЛОВА,

председатель профсоюза текстильщиков Московской области.

Правительство даже без ВТО приняло решение об обнулении ввозных пошлин на продукцию текстильной и лёгкой промышленности. В результате мы оказались на обочине: 75% изделий, которые могли бы производиться в России, заменили импортом. А наш товаропроизводитель оказался не у дел. Из 500 тысяч работавших в отрасли осталось 50 тысяч.

Вопрос о цене нашей рабочей силы сегодня не обсуждается. Потому что рынок труда отдан на откуп частнику. Но если рабочий получает такие мизерные деньги, он не будет стремиться к росту квалификации.

Виталий БОГДАНЧИКОВ,

представитель обманутых дольщиков.

Число таких семей возросло уже до 300 тысяч, подчеркнул он. Эти люди лишились своего жилья, ограблены недобросовестными застройщиками с молчаливого согласия местных властей. Складывается ощущение абсолютно коррупционной связки прокуратуры, властей на местах и застройщиков. В нарушение Конституции, всех законов ими принимаются решения антинародные и античеловечные.

III Всероссийский съезд обманутых дольщиков тоже выступил против вступления России в ВТО, но по другой причине. Мы хотим, чтобы иностранные инвесторы понимали: когда они вложат сюда деньги и так же, как мы, потеряют их, то, сколько бы они ни бегали по инстанциям, везде будут получать одни отписки.

Татьяна КУЛИКОВА,

кандидат экономических наук.

На переговорах с ВТО российская сторона сделала всё возможное для защиты банкиров, предпочтя идти на уступки по реальному сектору экономики. Это означает, что потенциальных выгод, которые могли бы получить реальный сектор и население от увеличения конкуренции в банковской сфере, не будет. Наши банки, пользуясь монопольным положением, по-прежнему продолжат выдавать кредиты под дикие проценты. Зато западные страховые компании вытеснят российские. А ведь именно в них формируются «длинные» деньги, которые можно вкладывать в долгосрочные проекты. То есть у нас не будет формироваться источник для финансирования инфраструктурных проектов.

Владимир ОБОЛЕНСКИЙ,

доктор экономических наук.

Ещё в начале XXI века с помощью макроэкономической модели на базе данных межотраслевого баланса экономисты подсчитали, как будут расти импорт в результате снижения ввозных пошлин, как будут расти наше производство и доходы наших предприятий, как будут меняться жизненный уровень населения и занятость. Результаты этой оценки таковы: максимум, что может грозить России, — снижение ВВП на 1%. Убеждён, сказал выступавший, что от вступления в ВТО никакой катастрофы на макроэкономическом уровне не произойдёт.

Конечно, на виртуальных гайдаровских моделях, может быть, ничего и не произойдёт, прозвучало в ответ на эти выкладки, а вот на конкретных предприятиях всё происходит иначе. Жизнь совсем не похожа на абстрактные экономические модели, в ней всё по-настоящему.

По результатам парламентских слушаний подготовлены рекомендации, которые будут представлены президенту, правительству, руководству Государственной думы, Совета Федерации, профильных министерств и ведомств.

"Правда"

Короткая ссылка на новость: http://wto-inform.ru/~iH2vV