Украинская внешняя торговля: как не утонуть в либерализационных волнах

 
13 Августа 2013

васадзе.jpgКак в мировом океане, так и в экономике каждая новая волна, порождаемая изменениями внешних или внутренних условий, кого-то подносит вверх и продвигает вперед, а кого-то накрывает. Только тот, кто с пониманием, для чего это ему нужно, ловит волну и подготовлен удержаться на ней, получает максимальные выгоды от нее для продвижения в своем развитии, в том числе и за счет тех, кого эта волна накрывает.

К сожалению, современная история выхода Украины на просторы глобального рынка — это история борьбы с накрывающими волнами.

Первая волна, с которой столкнулась Украина и которая накрыла ее, причиняя при этом достаточно серьезный ущерб экономике, — это скоропалительное вступление в ВТО на невыгодных для страны условиях. Как не подготовленного к встрече с водной стихией ребенка бросают в бушующий океан, так и украинский бизнес, не подготовив, не дав времени для адаптации, накануне мирового финансового кризиса, прошлая власть бросила в объятия глобальной торговой системы. Усугубило ситуацию и то, что изменение условий и правил внешней торговли произошло в середине бюджетного года. Этим Украина повторила опыт/ошибку не самых успешных стран — членов ВТО — Ямайки и Грузии. В то время как остальные страны меняли условия либо в конце, либо в начале года, закладывая новые риски и возможные потери в свои бюджеты.

Что мы получили в итоге: падение промышленного производства; отрицательный результат, или так называемое сальдо внешней торговли ухудшилось на 4,5 млрд долл., и, как следствие, дефицит текущего счета… Все это вызывает недоверие к национальной экономике со стороны инвесторов.

Прошло уже пять лет, как мы либерализовали внешнюю торговлю. Наш средний тариф на границе — один из самых низких в мире. Но за эти пять лет мы не увидели ни одного нового серьезного инвестора в промышленном секторе. Ни один мировой производитель не пришел в Украину с производственной программой. Все это время нашу страну рассматривают исключительно как площадку для развития торговых сетей по сбыту готовой импортной продукции. И этого следовало ожидать. Никто не будет тратиться на создание производства продукта, который проще и дешевле завезти и продать. Мировой опыт показывает, что инвестиции в индустриальный сектор приходят тогда, когда он имеет высокий уровень тарифной защиты и гарантированную государственную поддержку. Именно такой подход лежал в основе экономического чуда и технологического прорыва Южной Кореи, Турции, Китая, а сегодня применяется в Бразилии, России, Индии, т.е. в наиболее динамично развивающихся экономиках.

Однако функционеры ВТО и еврочиновники категорически не рекомендуют Украине пользоваться этим рецептом. Стране, обладающей потенциалом в авиационной промышленности, судостроении, автомобилестроении, приборостроении, открыто навязывают роль сельскохозяйственного придатка Европы.

Как следствие, Украина демонстрирует стремительную технологическую деградацию. Вместо того чтобы искать возможности выхода на новый уровень развития, мы добровольно теряем ядро существующего технологического уклада и возвращаемся к аграрному обществу, что является редчайшим случаем в мировой практике.

Возможно, присоединяясь к большому торговому клубу, наши бывшие руководители надеялись найти там друзей. Но в торговле друзей нет. Торговля — это борьба. Борьба за место на рынке, борьба за потребителя, за финансовые ресурсы… Нас ввязали в борьбу без союзников, без оружия, не изучив сильных и слабых сторон — как своих, так и конкурентов.

Наши попытки законно использовать инструменты защиты от возникших угроз, равно как и желание легально воспользоваться прописанным правом на пересмотр своих тарифных обязательств, наталкиваются на жесткое сопротивление более успешных коллег по ВТО, присоединившихся к этой организации взвешенно, прагматично, в правильное для себя время и на удобных для себя условиях.

Находясь в таком, без преувеличения, униженном и ослабленном состоянии, Украина готовится к броску под новую волну либерализации торговли, имя которой — углубленная и всеохватывающая зона свободной торговли с ЕС, подающаяся Украине как составная часть Соглашения об ассоциации с Европейским Союзом.

Лоббисты этого проекта акцентируют внимание на евроинтеграционных настроениях общества. При этом они неохотно говорят о том, что политическая составляющая этого документа, которая вступит в силу только после ратификации всеми национальными парламентами ЕС, не дает нам статуса ассоциированного члена ЕС и не является инструментом интеграции в европейскую семью. Мало кто акцентирует внимание и на том факте, что соглашения об ассоциации с ЕС действует в таких странах, как Египет, Марокко, Алжир, Тунис, Иордания, Ливан, Мексика и т.п. Что, эти страны — будущие члены ЕС?! Или в этих странах нет проблем с демократией, или благодаря соглашениям уровень и качество жизни их граждан приблизился к европейским стандартам? Может быть, они обласканы европейскими инвестициями? К сожалению, на эти вопросы есть один, достаточно определенный ответ.

Открытыми остаются другие вопросы: почему так плохо замаскированная под евроинтеграционный процесс потребность ЕС в расширении рынков сбыта своей продукции загнала в глухой угол наших переговорщиков? И почему эти переговоры вели те же люди, которые так "удачно" подготовили в свое время и соглашение с ВТО?

Мы являемся свидетелями уникального явления — агрессивное продвижение готовой продукции европейских производителей на украинский рынок преподносится как политическая уступка украинской власти. Браво европейской дипломатии!

Политика — политикой, но что ждет украинскую экономику? Какие перспективы откроются у нашего бизнеса в условиях новой углубленной и всеохватывающей зоны свободной торговли, которая, в отличие от политической составляющей Соглашения об ассоциации с ЕС, начнет действовать сразу после ратификации Украиной?

Нам говорят: вы получаете доступ на рынок с населением в 500 млн человек. Но при этом дипломатично умалчивают, что предложение на этом рынке уже давно превышает спрос, что градус конкуренции на нем такой высокий, что его не выдерживают высокотехнологичные европейские, американские, японские компании.

Нам приводят в пример успех Южной Кореи, имеющей ЗСТ с ЕС. При этом забывая сказать, что Южная Корея на момент подписания соглашения с Евросоюзом имела хорошо развитую экспортоориентированную экономику. Корейцы знали, куда они идут, а главное — с чем. Еще до ЗСТ они сформировали большой продуктовый портфель и успешно с ним развивались на рынках стран Евросоюза. Образно говоря, они оседлали волну либерализации, продвинувшую и закрепившую их в Европе.

Получит ли Украина от новой волны либерализации такие же преимущества, как Южная Корея?

Сегодня мы не являемся конкурентами для европейских производителей на стагнирующих потребительских рынках ЕС. И если быть честными, то нам не с чем выходить на эти рынки. Опыт членства в ВТО подтверждает это. За последние пять лет дефицит торгового баланса в части товаров между Украиной и ЕС ухудшился для нашей страны на 2 млрд долл. США. При этом в структуре украинского экспорта доля Европы уменьшилась на 5%.

Поэтому совершенно очевидно, что после снятия оставшихся барьеров для промышленных товаров выгодополучателем будет только одна сторона, и это не Украина. Отечественной экономике можно будет ожидать только увеличения дефицита в торговле с ЕС и закрепления сырьевого характера экспортных поставок. И нам не удастся компенсировать возросшие затраты на импорт промышленных товаров из ЕС значительным увеличением экспорта в Европу продукции наших аграриев. Ведь соглашение о всеохватывающей свободной торговле квотирует экспорт в ЕС более 300 сельскохозяйственных и продовольственных товарных позиций. Ограничения настолько серьезные, что по большинству товаров составляют не более 5% от объема рынка Евросоюза.

Требуя от Украины создания равных условий для реализации товаров как местного производителя, так и европейского, наши партнеры в ЕС не спешат создавать равные условия для бизнесменов и наемных работников в их перемещении по территории этой самой — свободной — зоны. Уже сегодня, без Соглашения об ассоциации, любой представитель любой европейской компании может свободно въехать на территорию Украины для решения вопросов своего бизнеса. В то время как для украинцев, даже после удачной ратификации всеми членами ЕС политической части Соглашения об ассоциации, въезд на территорию ЕС останется строго регламентированным и ограниченным визовым режимом. Такой подход априори не создает те равные условия в торговле, о которых нам постоянно говорят "евроинтеграторы".

Но ни усиление экспансии товаров из ЕС, ни заложенные в базовый документ ограничения для украинской продукции, ни сохранение одностороннего визового режима не являются самыми болезненными вызовами, которые встанут перед Украиной после подписания Соглашения об ассоциации. Главный вызов, с которым столкнется наша экономика, — это потеря возможности свободного доступа на рынки стран, входящих в Таможенный союз. Рынки, на которые приходится 32% всего нашего экспорта, за счет которого только в прошлом году страна заработала более 22 млрд долл. США. Те рынки, где знают нашу продукцию, на которых она пользуется спросом. В конце концов, это те рынки, на которые ориентируются в своем развитии те же европейские производители и инвесторы.

Не секрет, что географическая близость, существующие кооперационные связи и тесное межгосударственное сотрудничество со странами СНГ и, прежде всего, со странами, входящими в Таможенный союз, дают Украине основные конкурентные преимущества в глазах потенциальных инвесторов. Потеря таких преимуществ поставит окончательную точку в надежде на привлечение внешних инвестиций в индустриальный сектор нашей экономики.

Первым звонком, демонстрирующим эти опасения, является тенденция по сворачиванию европейскими банками своей деятельности в Украине. Представители финансового сектора Европы покидают страну, находящуюся в одном шаге от создания ЗСТ с ЕС!

Возвращаясь к опыту корейцев, можно констатировать, что украинские политики действуют с точностью до наоборот. Ради лояльности электората они готовы вывести Украину с тех рынков, где она имеет хорошие и перспективные позиции, где динамика развития потребительского спроса — одна из самых высоких в мире, освобождая тем самым место своим конкурентам.

украина.jpg


Осталось совсем немного времени, и мы обязаны будем сделать выбор между перспективой развития сектора высоких технологий, машиностроения, авиастроения, электроники и участью аграрной периферии колыбели демократии без права голоса, но с жесткими обязательствами. От этого выбора будет зависеть не только судьба сегодняшних политических сил, но и качество жизни миллионов наших сограждан. Будем надеяться, что власть не повторит ошибок своих предшественников и примет взвешенное прагматичное решение.

Автор: Тариэл Васадзе

Короткая ссылка на новость: http://wto-inform.ru/~hLRWz