Уильям Энгдаль: Прибалтийские легионеры СС - старые маразматики, проигравшие войну

 
17 Июля 2013

Американец Фредерик Уильям Энгдаль (Frederick William Engdahl) последние 20 лет живёт и работает в Германии. В своих работах он охватывает наиболее значимые события в мировой политике и экономике - от первого нефтяного кризиса 1970-х годов, мирового зернового кризиса, распада СССР до политики МВФ, ВБ и долгового кризиса стран третьего мира.

В июле в рамках международной инициативы «Постглобализация» Уильям Энгдаль посетил столицу России, где дал интервью информационно-аналитическому порталу «NewsBalt».

- Давайте начнём с отношений России и Германии. Стали ли они теплее, благодаря позитивному общению глав государств Ангелы Меркель и Владимира Путина?

- О, это гораздо меньше относится к личным симпатиям обоих, а в первую очередь касается немецких институтов, которым требуется больше сотрудничества в таких областях, как энергетика, и речь идёт не только о поставках газа. Россия - это потенциальный рынок для экспорта немецких товаров, и это определяет политику Меркель, а не тёплые или холодные чувства в отношении г-на Путина. «Химии любви» между лидерами двух стран быть не может.

- В каких сферах может быть успешное сотрудничество между нашими странами?

- Транспортное оборудование, железнодорожная инфраструктура. В этих областях Россия могла бы выиграть, переняв немецкий опыт. То же касается производства автомобилей, химической промышленности, которая очень развита в Германии. В том, что касается Германии, то речь идёт об экспорте автомобильных запчастей на российский рынок. В России можно производить Volkswagen и другие качественные немецкие автомобили не только для своего внутреннего рынка, но и для сопредельных государств.

- В том, что касается членства в ВТО, что выиграла Россия, если выиграла?

- В целом правила игры в ВТО были созданы под нужды американских корпораций и ряда западно-европейских. И для их выгоды. Я не уверен в том, что это было правильное решение – присоединение к ВТО. Хотя я понимаю, что мотивом стало желание России получать прямые инвестиции с Запада в свою экономику. ВТО открывает двери в этом смысле, но ставит условия.

В том, что касается сельского хозяйства, то тут России нужно бороться с ВТО, которая будет навязывать вам применение семян ГМО или употребление американской говядины, выращенной на гормонах – это вопрос здоровья нации, а не выгоды от торговли.

- Энергетический рынок полнится спекуляциями, давайте начнём со сланцевого газа – это миф?

- Сланцевый газ производится в Северной Америке в больших объёмах. Однако, есть ряд проблем и основная - миллионы литров химических ядовитых веществ вливаются в сланцевую породу, происходит взрыв, благодаря которому газ выходит наружу. В результате взрыва ядовитые вещества попадают в грунтовые воды, отравляя их. Например, в Пенсильвании семьи фермеров отравились такой водой и лишь спустя некоторое время узнали, что причина проблем со здоровьем в добычах сланцевого газа, которые велись рядом. Однако, симпатии правительства на стороне крупных нефтяных компаний.

Другая проблема – это использование воды в добыче. И третья проблема заключается в том, что сланцевый газ – это иллюзия, в отличие от природного газа. Вначале вы получаете большое количество газа, но потом он уходит вниз. Жизнь такого ресурса коротка, а стоит она дорого, нужно сильно вкладываться в разработки. В конце концов, в США компании по разработкам сланцевого газа становятся банкротами. Прибыль из добычи сланцевого газа можно получить, если напрочь забыть об окружающей среде. Тоже относится и к сланцевой нефти, которая быстро уходит вниз и нужно продолжать бурение. Не надо забывать и о происхождение сланцевого газа и нефти, это топливо запрятано очень глубоко в земной коре, и не является ископаемым.

В 50-е, 60-е гг. была группа российских и украинских геофизиков и химиков, которая занималась секретными разработками, и о них действительно мало кто знал, но в конце холодной войны, многие учёные особенно в кризис ельцинских времён вместе с другими академиками покинули Россию в поисках работы и лучшей жизни. Команда была разбита, учёные разъехались по всему миру.

Вы же слышите о том, как главы компании говорят об иных методах добычи нефти и газа, о том, что топлива не хватает, но делается это только для того, чтобы удерживать цены на нынешнем уровне. Есть методы поиска природного нефти и газа по миру, и не эффективный метод добычи сланцевого газа вовсе не нужен.

- Вице-премьер правительства РФ Аркадий Дворкович рассказал американским журналистам, что Россия начинает постепенно уходить с энергетических рынков Европы. Спрос есть не только в Европе, уверен Дворкович. Обоснованное ли это, на ваш взгляд, такое решение?

- Для России и ОАО «Газпром» сделать рынок Азии – приоритетным – мудрое решение. Политические препятствие на европейском рынке воздвигаются каждый день, и дело не в иллюзорном сланцевом газе. Конкуренция на Ближнем и Среднем Востоке, Катар и Израиль, вот причины, а кроме них - добыча природного газа на Кипре.

Полгода назад президентом Кипра был вполне пророссийский человек. В декабре 2012 года президент сменился, его место занял человек, близкий к США и к германским консерваторам, и в итоге недавно было подписано соглашение с израильскими газовыми компаниями, позволяющее им заниматься разработками кипрского газа. Потому есть люди, которые верят в политическую мотивацию кипрского кризиса этой весной для того, чтобы вытеснить российский капитал, и российское влияние и отдать Кипр другим газовым компаниям. А далее будет проложена газовая труба в Грецию, которая дальше выйдет на европейский рынок и станет ресурсом ещё лет на двадцать, и это, конечно, серьёзный конкурент «Южному потоку». Другое препятствие - это Катар, который также хочет стать крупным поставщиком на европейский рынок. Потому выход на азиатские рынки – это мудрое решение для России и возможно его надо было принимать ранее.

- Возможно, вы знаете о строительстве Балтийской АЭС, по-вашему, принесёт ли она прибыль? Говорят, она будет слишком мощной для одной Калининградской области.

- Я не слышал об этой стройке, потому мне сложно комментировать. Но если АЭС будет мощной, то весь вопрос в том уговорите ли вы три Прибалтийские страны и возможно прилегающую часть Германии покупать у вас энергию.

- Что вы знаете об отношениях России и Прибалтики?

- Знаю, что они были очень напряжёнными, после американцы и НАТО соблазнили прибалтов членство в ЕС и собственно в альянсе. В итоге прибалты пережили шоковую терапию от рыночной экономики. Мои друзья в Прибалтике говорят мне, что они не довольны западным и шведским влиянием за последние двадцать лет. Я слышал, что в последние годы отношения немного улучшились.

Но, похоже, что для России сотрудничество с Прибалтикой становится всё менее важным, да и «Северный поток» уже идёт через Польшу. В культурном и историческом плане связей много, и западная стратегия расчленения СССР была неверной, надо было дать людям решить самим, что для них лучше. Тем более, что во все трёх странах говорят по-русски, если люди преодолеют психологический антагонизм это сможет стать преимуществом, ведь Прибалтика может быть мостиком для западно-европейских компаний на российский рынок.

- Политический вопрос для человека из Германии. Как вы относитесь к ежегодным шествиям легионеров «Ваффен СС» в Риге и примыкающим к ним последователям?

- Как? Прямо в Риге? Это старые маразматики, живущие фантазиями прошлого! Они проиграли войну и потеряли связь с реальностью.

- И, наконец, «околокультурный» вопрос – так всё-таки Кёнигсберг или Калининград?

- Если мнения 50 на 50, то гражданам, наверное, нужно позволить использовать оба наименования. Как в Уэльсе, где в названия улиц пишутся как на уэльском, так и на английском языках. Но название Калининград гораздо более мелодичное, чем Кёнигсберг, однако, это вопрос музыкального слуха. 


Справка «NewsBalt». Фредерик Уильям Энгдаль. 69 лет. Американский экономист, независимый журналист, писатель и политолог; автор ряда известных книг и исследований. Закончил Принстонский университет (США) по специальности «Политика», докторскую степень в области сравнительной экономики получил в Университете Стокгольма (Швеция) и более 30 лет работает в области вопросов геополитики.

Короткая ссылка на новость: http://wto-inform.ru/~HaBxM