Чем опасна ВТО?

 
26 Марта 2012
На состоявшемся 10 ноября в Женеве заключительном раунде консультаций Рабочей группы был одобрен пакет документов по членству РФ в ВТО. Следующим шагом должно стать формальное одобрение пакета документов на министерской конференции ВТО, которая пройдет в Женеве с 15 по 17 декабря 2011. После этого Дума должна будет до середины лета 2012 ратифицировать пакет документов по членству в ВТО.

Что подпишет Россия, вступив в ВТО?

- Вступив в ВТО, право ВТО станет выше российских законов, притом, что ВТО не является организацией ООН и не признает трудовое и экологическое законодательство ООН. Россия передаст свое право как суверенного государства регулировать экономику ВТО. Законы ВТО написаны и пролоббированы в интересах крупных корпораций, которые хотят сохранить свои монополии, патенты, доступ к дешевым сырью и дешевому труду, «открыть» для доступа рынки стран-должников, сократить и отменить государственное регулирование, приватизировать все государственные предприятия (в том числе, «Газпром»), банки, приватизировать «общественные блага» (образование, здравоохранение, транспорт, энергоснабжение, водоснабжение, объекты культуры), навязать ГМО-продукты, опасные для здоровья, вредные для природы и ориентированные на зависимость от корпораций.

- Законы ВТО «отбрасывают лестницу», поднявшись по которой сегодня развитые страны стали развитыми, а именно, запрещают бедным странам меры протекционизма и патентуют ранее доступные знания и технологии.

- В ВТО «Нет дороги назад»: Если Россия подпишет какое-то из соглашений ВТО, она обязана либо его соблюдать, либо платить штрафы. Нельзя будет сделать частное здравоохранение, образование, ЖКХ, транспорт снова общественным, не наткнувшись на денежные санкции.

- В ВТО «Дорога только одна!»: ВТО предписывает на законодательном уровне неолиберальную политику, которая проводится в мире, начиная с 1970-ых годов (приватизация, либерализация, стабилизация). Мировой опыт показывает, что эта политика приводит к бедности, неравенству, упадку сельского хозяйства и промышленности в странах третьего мира, падению зарплат, сокращению экологического, социального и трудового законодательства и разрушению природы.[1] Новое правительство не сможет просто изменить курс политики – оно столкнется с международными экономическими санкциями.

- Корпорации могут через свою страну подавать в Суд на законы России, если они более жесткие, чем законы ВТО, и противоречат интересам корпораций. Это на практике будет означать ослабление экологического, трудового и социального законодательства.

ВТО: История создания

Всемирная Торговая Организация (ВТО) не входит в ООН, поэтому законы ВТО стоят для корпораций и стран-членов ВТО выше законов ООН, в том числе экологических и трудовых прав МОТ ООН. В то время как законы ООН по экологии и трудовым правам, которые должны защищать права населения, не предусматривают санкций, законы ВТО, закрепляющие права инвесторов, предусматривают санкции и Суд. Почему же ВТО не является частью ООН?

В 1948 году ООН приняла Устав «Международной Торговой Организации» - ITO/ International Trade Organization, который (в отличие от ГАТТ-ВТО) учитывал соглашения по обеспечению занятостью, законы против монополий концернов, а также меры по защите внутренних рынков. Однако Конгресс США отклонил ITO, ссылаясь на недостаточную защиту инвестиций американских банков и концернов. И в том же 1948 году была создана другая организация и принято другое соглашение — GATT (“General agreement on tariffs and trade“/ «Генеральное соглашение по тарифам и торговле», ГАТТ). Созданная первоначально как временная организация, ГАТТ просуществовала с 1948 по 1995 год, пока не была преобразована в WTO (ВТО).

Что такое ВТО? — анализ интересов

Вопреки слогану ВТО «ВТО уничтожает бедность», бедность в странах, которые вошли в ВТО, выросла.[2] Доля развивающихся стран в мировой торговле — несмотря на обещания перед вхождением в ВТО — не только не выросла, но в некоторых случаях и упала. Например, после вступления в ВТО упала доля в мировой торговле экономически самых слаборазвитых стран (по данным доклада ООН, UNCTAD Report 2002).[3]

Правила ВТО принимает группа торговых представителей стран-членов ВТО (не выбранных народом, а назначенных правительствами своих стран). Эти люди становятся самым влиятельным в мире судом и законодательным органом, чьи решения обязаны выполнять суды и парламенты стран ВТО. Как именно корпорации лоббируют в ВТО свои интересы, можно прочитать в работах Сьюзан Джордж и WEED[4]. Например, в США у корпораций есть через консультационные советы по торговле доступ к торговым представителям США в ВТО[5]. В интересах прибыли корпораций были понижены, например, стандарты здравоохранения и безопасности питания[6]. ВТО заставляет страны-члены ввозить генетически модифицированную продукцию.

Права и обязанности членов

ü Требования при вступлении в ВТО совпадают с условиями предоставления кредитов МВФ и Всемирного Банка - с реформами структурного приспособления (либерализация, приватизация, стабилизация). ВТО работает в тесном сотрудничестве с МВФ и Всемирным Банком.

ü Право ВТО стоит над законодательством национальных государств и предписывает единственно возможный путь развития экономики страны. Члены ВТО обязаны либерализовать (открыть для доступа корпораций), приватизировать, дерегулировать (сократить регулирование) сферы своей экономики одну за другой.[7]

ü Государство, вступившее в ВТО, уже не сможет, как суверенное государство, просто изменить свою политику. Отказаться от обязательств перед ВТО по либерализации или изменить условия можно только через три года после вступления в силу этих договоров и только после выплаты компенсаций торговым партнерам, понесшим убытки. Если, например, какое-то государство захочет снова национализировать приватизированную систему здравоохранения, то оно столкнется с судебным процессом в ВТО и огромными штрафными санкциями:[8] В отличие от реформ, проводимых страной в одностороннем порядке, обязательства, на которые идет страна в ВТО, новое правительство не сможет просто отменить.[9]

ü Если государство заключило соглашение об облегчении торговли с одной страной, то это соглашение должно действовать и по отношению к инвесторам других стран.

ü Государство не может ввести количественные и качественные ограничения для доступа на свои рынки иностранных концернов и банков (как квоты, эмбарго, запрет, контингентирование и введение минимальной цены за экспорт и импорт).

ü Так как общественные блага, по правилам ВТО — тоже товар, подлежащий приватизации, то все эти меры касаются и доступа иностранных инвесторов на «рынки» образования, здравоохранения, транспорта, электричества, воды и пр.

ü Соглашение ГАТТ запрещает запрет импорта товара из экологических соображений.

ü Государство не вправе регулировать уровень валютных расходов и не вправе предписать инвесторам, какую часть прибыли они должны инвестировать в этойстране, какую вывести, а также какую часть продукции они могут вывести из страны. Это вызывает проблемы платежных и торговых балансов.

ü Государствам запрещено обязывать инвесторов использовать в процессе производства продукты, произведенные в стране, или обязывать их принимать на работу население этой страны.

ü Наказаны, по закону ВТО, могут быть также те страны, которые предпочтут национальных инвесторов иностранным инвесторам.

ü Каждая страна может быть обвинена перед судом ВТО. Если страна хочет, например, ввести ограничения на экспорт своих ресурсов, то она этим уже «нарушает право ВТО» и «правила свободной торговли»! Хотя ВТО — договор между государствами, и формально жалобы перед судом ВТО с требованиями изменить законодательство другой страны подают государства, но, как правило, за такими заявлениями стоят корпорации, которым «мешает» тот или иной закон в государстве, где они собираются заниматься бизнесом.[10] Например, ЕС через ВТО потребовал от Таиланда отменить закон, запрещающий деятельность в Таиланде банков, расположенных в оффшорных зонах, где отмываются налоги[11].

ü В ВТО нет антимонопольного законодательства, ВТО может запретить принятое в странах регулирование движения капитала и отменить запрет спекулятивных деривативов.

ü Запрещается предъявлять к товарам требования, связанные с условиями их производства. Это лишает страны теоретической возможности запретить, например, ввоз товаров, при производстве которых был нанесен значительный вред окружающей среде или использовался детский труд.

ü У частных и государственных компаний и у национальных и иностранных компаний должны быть равные права. Это, в частности, означает, что, если государственная больница, или университет, или почта получает финансирование от государства, то частные инвесторы могут тоже потребовать от государства финансирование под предлогом нарушения конкуренции и нарушения их прав как инвесторов.

ü Стандарты по безопасности продуктов питания не должны быть строже, чем правила “Codex alimentarius” организации ФАО. При этом, на ФАО оказывают большое влияние представители аграрных концернов и концернов, производящих продукты питания.

ü Страны-члены ВТО составляют списки секторов рынка в других странах, куда хотят получить доступ их концерны и которые поэтому должны быть открыты для международной торговли, и списки областей экономики, которые эти страны сами хотят открыть. Эти списки держатся в тайне и не подлежат публичному обсуждению[12].

Вывод: Правительства стран-членов и администрации регионов обязаны подчиняться праву ВТО (законы ВТО выше законов государств-членов). Теперь на уровне права интересы международных корпораций стоят выше интересов населения стран-членов ВТО. При нарушении прав ВТО стране-«виновнику» грозят судебные процессы, принятие законов против этой страны и наложение денежных штрафов. Цель правил ВТО состоит в том, чтобы отнять у государств право самостоятельно регулировать свои экономику и даже теоретическую возможность проводить реформы в интересах своего населения. В то же время результаты либерализации торговли предоставили огромные права ТНК[13]. Как пишет известный экономист и критик современного колониализма Самир Амин, ВТО играет по отношению ко всем странам периферии одну и ту же роль - не допустить, чтобы колонии стали в будущем конкурентами, и для этого отнять у государств периферии право на самостоятельное законодательство[14] и регулирование, касающееся деятельности корпораций метрополий в этих странах.

Теория «национальных цен на ресурсы»

МВФ, ВБ и ВТО пропагандируют ориентацию на экспорт идобиваются специализации экономик стран периферии на тех секторах, которые выгодны стоящим за ними корпорациям. При этом, ВТО, МВФ и Всемирный Банк используют теорию «национальных цен на ресурсы» (domestic resource costs, DRC), чтобы сохранить систему «центр»-«периферия». DRC выдаются за надежный индикатор для разделения экономических секторов на те, в которых страна может ожидать добиться успеха, в которых она не должна производить, и на те, которые она даже не должна пробовать развивать. DRC — это единица измерения расходов на сырье, которое используется для производства одного товара в самой стране, чтобы купить или сэкономить одну валютную единицу. Таким образом, мировой рынок становится мерилом оценки рентабельности и конкурентоспособности национального производства, масштабом для структурирования экономики страны. Это никак не соотносится с положением дел, спросом и ценами на внутреннем рынке. Масштаб и шкала оценки привносятся извне, поэтому расходы на использование ресурсов страны никак не соотносятся с такими целями, как справедливость или долговременное благополучие населения. Теория DRC рассматривает условия, сложившиеся на мировом рынке, чтобы определить, как должна себя вести страна, чтобы купить или сэкономить один доллар. Это значит, что производство ориентировано на экспорт и исходит из мировых цен на товары. Воплощение этой теории в политике гарантирует, что страна периферии и дальше останется в том же положении[15].

Суд ВТО

У ВТО есть свой Суд (Dispute Settlement Body). Посредством этого органа ВТО может заставить национальные правительства отменить федеральные и региональные правила и законы, касающиеся, в частности, защиты окружающей среды и социальных стандартов, что ВТО уже и делает. Некоторые правительства и концерны целенаправленно используют угрозу подать на страну в суд ВТО как оружие, чтобы блокировать регулирование в сфере охраны окружающей среды и здравоохранения[16].

При этом не обвиняющий обязан доказывать вину обвиняемого, а обвиняемый — свою невиновность. Что имеется в виду? Например, ЕС запрещал одно время ввоз на свою территорию ГМО, после чего США (в интересах концернов США) подали на ЕС в суд ВТО. ЕС был обязан доказать, что ГМО вредны, а не США — что ГМО безвредны. Суд ВТО приговорил ЕС к крупным штрафам. Вскоре Евросоюз сдался, разрешив ввоз ГМО, но предписав их маркировку. Теперь США борются уже против отмены маркировки товаров, содержащих ГМО.

Кстати, ВТО не признает международно признанное экологическое право превентивно запрещать что-то потенциально опасное (товар, вещество, продукт): В 1989 году ЕС запретила обработку мяса гормонами роста и ввоз такого мяса на свою территорию, опасаясь за здоровье потребителей. В 1996 году США и Канада подали на ЕС в суд ВТО, аргументируя свой шаг тем, что вред гормонов еще не доказан. ВТО приговорила ЕС к уплате штрафа за все годы запрета: по 117 миллионов американских долларов в год Соединенным Штатам и по 11 миллионов канадских долларов Канаде.

Компания Gerber ввозила в Гватемалу детское питание, которое нужно было разводить водой. Однако из-за плохого качества воды, по данным ЮНИСЕФ, ежегодно умирает около 1,5 миллионов детей. Поэтому уже в 1981 году ВОЗ издала «Международный кодекс по продаже продуктов, заменяющих материнское молоко», который включал в себя запрет на идеализирование искусственного детского питания и предписывал наклеивать на детское питание этикетки о преимуществах материнского молока. В 1988 году в Гватемале был принят соответствующий закон, смертность младенцев значительно снизилась, ООН одобрила путь Гватемалы как образцовый. Однако Gerber оказала через США в ВТО давление на Гватемалу, после чего Верховный суд Гватемалы решил, что этот закон распространяется только на детское питание, произведенное в стране. А так как Gerber импортировала свои товары, продукцию этой фирмы закон не затронул.

Корпорации добиваются изменения законодательства ВТО, чтобы так же как в договоре NAFTA иметь право подавать в суд на страну напрямую, минуя государства. Рассмотрим несколько исков перед Судом Всемирного банка и судом NAFTA[17]:

ü В Боливии после приватизации водоснабжения в департаменте Кочабамба концерном Bechtel цены взлетели настолько, что люди были вынуждены платить за воду около четверти своего дохода. Население взбунтовалось, и после полугодовой «войны за воду» прогнало концерн. После этого Суд Всемирного банка (International Center for the Settlement of investment disputes, ICSID) приговорил Боливию к выплате Bechtel 25 миллионов долларов, что в три раза больше инвестиций концерна.

ü Суд NAFTA принял решение о том, что Мексика должна выплатить американскому концерну Metalcald 17 миллионов долларов компенсации за то, что тот хотел построить рядом с заповедником свалку ядовитого мусора, а Мексика это запретила.

ü Концерн Ethyl обвинил Канаду перед судом NAFTA в том, что она запретила на своей территории ядовитую добавку в бензин ММТ. Канада испугалась штрафов и отозвала запрет.

ü В 2001 году американская фирма экспресс-доставки «United Parcel Service» подала в суд NAFTA на «Почту Канады». Она обвинила ее в «нелояльной конкуренции» и потребовала 160 миллионов долларов компенсаций, поскольку «Почта Канады» получает субсидии от государства.

Права потребителей в ВТО

В соответствии с пунктом XX ГАТТ «ограничивающие торговлю меры по защите жизни и здоровья или невозобновляемых источников энергии можно принимать только тогда, если они не являются дискриминацией и завуалированным ограничением международной торговли». Чьи интересы представляют судьи ВТО, мы уже видели на примерах судебных исков, инициированных корпорациями. Исходя из этого, ясно, в чьих интересах будет интерпретироваться это расплывчатое регулирование.

ГАТС: Общественные блага как «товар»

Меморандум ВТО от 19 марта 2001 постановляет, что национальные законы и регулирование стран можно отменить, если ВТО посчитает их «более обременительными, чем необходимо». Это означает, что ВТО будет пересматривать уже принятые законы! При этом в суде ВТО, согласно этому меморандуму, нужно отклонять «контраргументы, указывающие на гарантирование общественного блага», вместо этого на первом месте должен стоять принцип эффективности.[18] Статья VI.4 соглашения ГАТС[19] предусматривает «проверку необходимости» для национальных законов. Это значит, что «Комиссия ГАТС по урегулированию споров» обладает правом вето на решения любого парламента или любого правительственного органа любой страны. Именно она решает, является ли тот или иной закон или правило «более обременительными, чем необходимо». Причем, что такое «необходимо», тоже будет решать Комиссия ГАТС, а не парламент страны.[20] Задача «Комиссии по урегулированию споров при ВТО» - гарантировать, «чтобы правительства мира руководствовались не тем, что хорошо для их населения, а чтобы законы были как можно выгоднее для иностранных инвесторов и торговых корпораций».[21] Каждое национальное постановление, касающееся защиты природы, должно в соответствии с ГАТС ВТО, пройти тест на «необходимость».

Кристиан Фельбер резюмирует: «Если ГАТС относит к сфере своего регулирования даже защиту окружающей среды, регулирование финансовых рынков, поддержку национальной экономики и социальную защиту, то можно сказать, что ни одному национальному закону не гарантирована безопасность от ВТО».[22]

В ГАТС важен принцип «равного отношения». Имеется в виду следующее. Если, например, учреждения общественного сектора России получают субсидии, то их должны получать и иностранные частные учреждения, выходящие на российский рынок. Иначе инвесторы считаются «ущемленными в правах». Право же людей на бесплатное лечение и образование при этом не рассматривается! Субъекты права здесь - не люди, население, граждане, а - юридические лица, фирмы, корпорации. ВТО принуждает государства, входящие в нее, снижать финансирование общественного сектора (детские сады, школы, университеты, больницы, дома престарелых, библиотеки, музеи, системы водоснабжения, транспортные государственные предприятия, пенсионную систему, энергосистемы и сферу здравоохранения, почту и сферу телекоммуникаций).[23] «Это означает конец общественного сектора. Как раз этого хочет неолиберализм. От государства должен остаться только скелет: полиция, суд, армия, центральный банк», — пишет Кристиан Фельбер[24].

Крупнейшие концерны в области «сферы услуг» родом из ЕС и США. Обращаю внимание на то, что в понятие «сфера услуг» в контексте ВТО входят, кроме обычных услуг (парикмахерских, например) все вышеперечисленные сектора и учреждения! Поэтому логично, что именно США и ЕС требуют от других стран в ВТО открыть эти сектора для доступа иностранных инвесторов[25] и приватизировать общественные блага (здравоохранение, образование и т.д.)[26]. ВТО требует проведения приватизации общественных благ, которые она рассматривает в качестве коммерческих товаров — и передает их под контроль корпораций. «Частные инвестиции» и логика извлечения прибыли должны, по ВТО, коснуться также спорта, культуры и сферы ЖКХ в той степени, в какой в них можно извлечь прибыль. Концерны уже конкурируют друг с другом за приватизацию водоснабжения, трасс между городами и дорог в городах, национальных парков и многое другое[27]. В бедных странах около 80% населения не может платить за школу, высшее образование, транспорт, воду и электричество, выплачивать взносы на медицинскую страховку и пенсию, тем временем частные компании в этих областях выплачивают акционерам баснословные дивиденды. Эти прибыли должны откуда-то появляться, и их не получить при благотворительных ценах. Правительства государств-членов ВТО, к тому же, не имеют права регулировать цены, поскольку в ВТО такие действия рассматриваются как «препятствия на пути торговли» и государству грозят экономические санкции. Государства, по правилам ВТО, не могут, к примеру, потребовать от концернов подключить к водоснабжению или транспорту бедные районы, потому что «любое регулирование мешает рынку». То же касается и регулирования цен.

ООН предупреждает, что ГАТС лишит широкие слои населения доступа к элементарным общественным благам!

Бывший директор отделения ГАТС в секретариате ВТО Дэвид Хартридж говорит, что без огромного давления американской индустрии финансовых услуг, особенно таких фирм, как American Express или Citicorp, ГАТС не был бы принят. ГАТС лоббировали также USCSI (US Coalition of Service Industries), ESF (European Services Forum), Liberalization of Trade in Services (LOTIS), Global Services Network (GSN), International Financial Services London (IFSL). В LOTIS представлены банки и страховые компании, которые контролируют сотни миллиардов долларов.[28] Кроме банков и страховых агентств, ГАТС выгоден концернам, специализирующимся на энергосистемах, системах водоснабжения, образовании и здравоохранении[29], поскольку ГАТС — инструмент по проведению приватизации этих областей.

ВТО, ВБ и МВФ утверждают, что конкуренция частных фирм в общественном секторе понизит цены и улучшит качество, но этот аргумент не верен - не имеет смысла класть параллельные рельсы или водопроводные трубы. Как уже показано выше, примеров негативных результатов приватизации общественных благ достаточно: в Великобритании разваливается приватизированная железная дорога, в штате Калифорния рушится приватизированная система энергообеспечения, в Боливии и Южной Африке - обеспечение водой, а в Чили - пенсионная система[30].

ВТО и природа

ü ВТО не признает международные договора по защите окружающей среды.

ü Право ВТО ставится выше экологического законодательства: Нарушение международных соглашений по защите природы не карается санкциями, и поэтому международные соглашения по защите окружающей среды не имеют фактической силы, — права же экономических субъектов, корпораций, на «свободную торговлю» и эксплуатацию природы защищены.

ü До настоящего момента все судебные споры по экологии в ГАТТ-ВТО ослабляли национальное экологическое законодательство[31].

ü По правилам ВТО, государство не имеет право запретить ввоз на свою территорию продуктов, вредных для здоровья и окружающей среды, потому что это «против правил свободного рынка».

ü ВТО запрещает маркировать продовольствие какими-либо этикетками, которые информируют потребителя о том, насколько экологически чистыми являются приобретаемые им продукты. Нельзя также ограничивать ввоз товаров, производство или потребление которых ведет к разрушению окружающей среды[32].

ü МВФ, ВБ и ВТО требуют переориентации производства зависимых стран на экспорт, что ведет к ускорению загрязнения и разрушения природы. Попав в «долговую петлю» МВФ и Всемирного банка, страна вынуждена постоянно экспортировать свои ресурсы, чтобы заработать валюту для оплаты долгов.

ü ВТО не признает международный принцип превентивности, то есть государство не может запретить импорт товаров, пока не доказано, что они вредны. Например, страны ЕС отказались ввозить мясо из США, потому что животных там кормят гормонами. За это против ЕС были введены штрафные санкции. То же произошло и с ГМО-продуктами из США: правила ВТО не позволяют запретить их ввоз. Те государства, которые все же его запрещают, платят большие штрафы. Все это, конечно, делается в интересах концернов, в частности, производящих генно-модифицированную продукцию, большая часть которых расположена в США, например, Monsanto.[33]

ü Либерализация транспорта может привести к сокращению железнодорожных перевозок из-за высоких цен на приватизированных железных дорогах, закрытия неприбыльных участков и роста интенсивности автомобильных перевозок.

ü ГАТС угрожает национальным законодательствам в областях, напрямую связанных с загрязнением природы, таких как добыча нефти и газа.

Инвестиционное соглашение в ВТО

Иностранные инвесторы заинтересованы в отмене различных государственных требований. Планируется внести в ГАТС законы, отменяющие государственное регулирование. Правительства стран «семерки» уже поддерживают этот проект. Уже во время переговоров ГАТТ, которые привели к созданию ВТО, США попытались объединить в одну законодательную систему правила, предусмотренные «Соглашением о Североамериканской Зоне Свободной Торговли» (NAFTA) и правила ВТО. Инвесторы должны были бы получить больше прав, в первую очередь, ТНК получили бы право самостоятельно подавать жалобы в суд ВТО, минуя государства. ЕС также лоббировал интересы транснациональных инвесторов. Однако попытки США и ЕС потерпели поражение благодаря сопротивлению большинства других стран. Потерпев поражение на первом этапе, США и ЕС попробовали провести эти соглашения внутри блока богатых стран - «Организации экономического сотрудничества и развития» (OECD), а уже затем убедить весь остальной мир принять эти нормы, одобренные «самыми успешными» странами. Кульминацией этой кампании корпоративного лоббизма была попытка принять соглашение MAI (Многостороннее соглашение по инвестициям, Multilateral Agreement on Investment). Фактически MAI предусматривало добровольный отказ государств от какой-либо формы контроля за деятельностью частного капитала в принципе. Этот документ был настолько скандальным, что вызвал бурю возмущения в Западной Европе, причем не только в левых кругах. Документ был отвергнут Европарламентом.

Уже сегодня государства снижают экологические и социальные стандарты, стремясь привлечь капитал. Инвестиционные соглашения еще больше ограничивают права государств предпринимать меры по защите труда и природы, а частные инвесторы, большей частью ТНК, получают возможность в рамках международного права обвинять государства, если те вводят регулирование. В региональное экономическое соглашение NAFTA входит инвестиционное соглашение, из-за которого Мексика была приговорена к выплате штрафа американскому концерну, потому что она запретила строительство ядовитой свалки вблизи охраняемого заповедника! А законы NAFTA корпорации хотят сделать едиными во всем мире!

Кроме этого, принятие в ВТО соглашений по модели NAFTA лишит страны правовой возможности самим определять, как быстро и в каком объеме расходуются ресурсы этой страны[34].

Принцип ВТО «равных прав национальных и иностранных инвесторов» делает незаконной поддержку национальной промышленности (как частной, так и теоретически государственной), потому что иностранные и национальные инвесторы «должны обладать равными правами»[35].

Финансовый рынок и ВТО

В интересах банков, страховых фондов и трейдеров (торговцев ценными бумагами), США вместе с ЕС и Японией пытались в ВТО на Уругвайском раунде переговоров интегрировать специальное соглашение о финансовых услугах в ГАТС.[36] Участники финансового рынка оказывают большое влияние на формулирование политических позиций правительств и ВТО[37].

ВТО хочет отменить оставшиеся барьеры для свободного потока финансового капитала, что требуют также МВФ и ВБ.[38] Соглашения ГАТС узаконивают крупные финансовые и спекулятивные манипуляции, направленные против стран «третьего мира» - в результате, эти страны отказываются от самостоятельной денежной, а, следовательно, и экономической политики[39]. ЕС требует от других стран, чтобы они открыли доступ западным банкам на свои рынки пенсионного обеспечения и страхования, отменили ограничения по участию иностранного капитала и либерализовали потоки капитала.[40] ГАТС запрещает государствам регулировать количество вывозимой иностранными концернами за границу прибыли.

ТРИПС: приватизация знания

Соглашение ТРИПС защищает и расширяет монополии концернов[41]: Цель ТРИПС — гарантировать технологическое преимущество стран “первого мира” на как можно более долгий период. Но успехи индустриализации сегодняшних развитых стран были возможны как раз потому, что тогда не было всеобъемлющей защиты патентов.[42] Концерны США, ЕС и Японии занимают в области производства программного обеспечения, медикаментов, химии и развлечений доминирующую позицию. Соглашение ТРИПС гарантирует концернам этих стран защиту их позиций.[43] Соглашение ТРИПС было заключено при массивном влиянии 13 американских концернов.[44] Джеймс Эниарт из одного из них, Monsanto, описал, как родился ТРИПС: «Концерны стала волновать большая проблема в международной торговле. Они разработали путь решения, сделали конкретное предложение и дали его на подпись своему правительству и правительствам других стран».[45]

Дерегулирование торговли по правилам ВТО, сопровождаемое расширением защиты прав интеллектуальной собственности (соглашение ТРИПС), позволяет ТНК проникнуть на национальные рынки и расширить свой контроль практически на все области национальных производственных секторов, сельского хозяйства и сферы услуг.[46] Вступление России в ВТО и подписание ТРИПС приведет в России к уменьшению числа исследований и упадку системы исследований. Коммерциализация и приватизация интеллектуальных, ремесленных, культурных прав и прав на произведения искусства гарантирует максимальные прибыли олигополиям от знаний народов, которые использовали эти знания до сих пор бесплатно.

Фактически ТРИПС легализует биопиратство западных концернов.[47]Под лозунгами защиты интеллектуальной собственности и угрожая Судом ВТО, защищающим их интересы, концерны присваивает себе чужие права. Дело в том, что значительная часть агрономических и биологических знаний, которые используются в сельском хозяйстве бедных стран, не защищены патентами. Корпорации оформляют патенты на себя, присваивая это «незащищенное» знание, а затем требуют, чтобы им платили за использование подобной информации или биологического материала, ранее — общедоступного и бесплатного. [48] Концерны также монополизирует торговлю рисом, зерном и другими ключевыми биологическими ресурсами.[49]

Показательный пример — скандал с фармацевтическими концернами, требующими для себя доступ к рынкам стран третьего мира на эксклюзивных правах, то есть с запретом для этих стран покупать более дешевые медикаменты у других фирм. Эта политика концернов обернулась настоящим геноцидом в Африке[50]. Вместо улучшения уровня жизни населения она привела к резкому росту цен в областях медикаментов, медицинской технологии и биотехнологии[51].

Негативные результаты политики ТРИПС для стран «третьего мира» — рост цен на медикаменты, обострение дисбаланса импорта-экспорта, рост безработицы из-за уменьшения производства внутри страны[52]. По правилам ТРИПС незаконны запреты на рекламу детского питания (среди которого могут быть нежелательные для детей продукты, например, детское питание, содержащее генно-модицифированные ингредиенты), а также запрет на рекламу табака и алкоголя. Это считаются «дискриминацией иностранных производителей».

Сельское хозяйство и ВТО

Развитые страны, требуя открыть свои рынки от других стран, ограничивают доступ на собственные рынки через таможню, субсидирование и использование санитарных и фитосанитарных стандартов[53].

«Либерализация» сельского хозяйства подрывает безопасность продовольственного обеспечения в странах третьего мира, приговаривает сотни миллионов крестьян к нищете и к миграции в городские кварталы для бедных, где они лишены будущего[54]. Под лозунгом «мировой свободной торговли» сельское хозяйство, призванное обеспечить население продовольствием, перепрофилируется в экспортно-ориентированную аграрную промышленность[55]. США и ЕС продолжают субсидировать сельское хозяйство в своих странах, что ведет к перенасыщению рынков периферии субсидированными продуктами, к падению цен на них и банкротству местных производителей. «Соглашение по сельскому хозяйству» ВТО требует открыть рынки стран «третьего мира».

Концерны уже поделили мировой рынок и их цель не делиться с другими, а завоевать еще больше: По результатам исследований FAO ООН, в странах третьего мира после 1994 года вырос объем импорта сельскохозяйственной продукции, а не экспорта.

ВТО навязывает ГМО-продукты

В конце 1980-ых – начале 1990-ых Буш-старший под давлением ГМО-компаний дерегулирует их деятельность. В 1992 году президент США принимает распоряжение, которое признает ГМО-продукты «эквивалентными» обычным продуктам: таким образом, не проводятся необходимые биохимические и токсикологические тесты ГМО. Однако опасность ГМО, как позднее покажут независимые от корпораций исследователи, в том, что процесс генетической модификации неточный и непредсказуемый. В США ввели запрет на маркировку ГМО-продуктов. Первым экспериментом ГМО было молоко с бычьим гормоном роста, которое оказалось опасным для здоровья.[56]

Когда в 1997 году британский ученый, сотрудник Абердинского Университета Арпад Пуштаи[57] опубликовал результаты исследования о вреде ГМО, его под давлением «Монсанто» и правительства США уволили из университета. Однако, в 1999 году, около 30 ведущих ученых из 13 стран подписались в поддержку Пуштаи под открытым письмом, которое было опубликовано в «Гардиан». Через несколько лет об опасности ГМО заявила ученая Мэй Ван Хо, которая выступала в ООН по вопросам биологии и была широко известна. Она предостерегла, что генетическая модификация совершенно не похожа на нормальную селекцию, что процесс изменения генов этим способом неконтролируем и ненадежен и обычно заканчивается тем, что геном-хозяин повреждается и смешивается с полностью непредсказуемыми последствиями.[58] В ответ на это ГМО-лобби заставило ее уйти на пенсию, однако исследовательница продолжает выступать и заявлять об опасности ГМО-растений.

Энгдаль пишет также о том, как в 1970-ые формировалась экономическая и торговая политика США. Стратегия корпорации «Каргил», перенятая правительством США, состояла в том, чтобы американские корпорации могли за 30 лет захватить мировой рынок семян и пестицидов с ГМО-растениями. Место традиционного сельского хозяйства в США и в мире должен был занять агро-бизнес. Эта стратегия предусматривала, что бедные страны третьего мира должны оставить свои попытки добиться продовольственной самодостаточности в зерновых и производстве мяса и ориентироваться на производство фруктов и овощей.

В результате отмены импортных барьеров в бедных странах и дешевого импорта из США, в странах третьего мира разрушается собственное сельское хозяйство, и они становятся зависимыми от импорта основных продуктов питания, а значит, и от колебаний мировых цен на них!

Всего за 8 лет площадь пахотных земель по всему миру, засеянных зерновыми культурами ГМО, выросла почти в 40 раз - до 167 милл. акров в 2004. Это составило 25% от всей площади пахотных земель в мире. После того как ГМО-корпорация распространяет в стране свои ГМО-семена (которые не дают потомства и привязаны к гербицидам той же компании), она требует выплаты «лицензионных отчислений» за использование семян, ведь они запатентованы. Так, к примеру, произошло в Аргентине, которую сначала «подсадили» на производство ГМО-сои, а спустя три года, в 1999 году, «Монсанто» потребовал от фермеров отчислений, которые были оформлены в качестве налога, взимающегося с участка обрабатываемой земли.

Опасен также и сам гербицид «Раунд-ап», которым путем воздушного распыления обрабатывается ГМО-соя. Дело в том, что этот гербицид убивает все растения, кроме ГМО-растений. Например, погибли все растения на огородах, граничащих с ГМО-полем. Исследование, проведенное в 2003 году в Аргентине, показало, что распыление этого гербицида погубило не только посадки соседних крестьянских хозяйств – дохли цыплята, также пострадали другие животные, особенно лошади. Люди испытывали от гербицида сильную тошноту, диарею, рвоту и повреждения кожи. Также были сообщения о родившихся около полей ГМО-сои животных с серьезными уродствами, о деформированных бананах и картофеле, в озерах стали находить мертвую рыбу.

Когда в 1996 году «Монсанто» рекламировала аргентинским фермерам ГМО-сою, она обещала большие урожаи. Урожаи не только оказались меньше, чем при выращивании традиционной сои, но и появились новые вредные сорняки. К 2004 году ГМО-соя распространилась по всей Аргентине, и все семена зависели от гербицида «Раундап» компании «Монсанто». После нападения США на Ирак этой стране тоже были навязаны ГМО-семена. США также предоставляли через USAID (Агентство международной помощи США) помощь голодающим в другие районы в виде ГМО-семян, хотя у США были и обычные семена. В 2002 Госдепартамент США проинструктировал все свои агентства по оказанию международной помощи немедленно сообщать о любом противодействии ввозимому ГМО-продовольствию в стране-получателе. Если они устанавливали, что противодействие было обусловлено «торговыми соображениями», то правительство США могло прибегнуть к разбирательству через ВТО или к угрозе санкций ВТО.[59]

МВФ, Всемирный Банк и ВТО выступают против того, чтобы у стран-должников были свои запасы продовольствия. Например, в 2001 году МВФ и ВБ потребовали от правительства Малави распродать свои чрезвычайные запасы продовольствия для покрытия внешнего долга. Во время тяжелой засухи разразился голод, у Малави не оказалось продовольствия, США через USAID отправили туда излишки ГМО-кукурузы. Таким же образом кредиторы принудили Эфиопию расформировать имеющиеся запасы зерна, что привело в 1998-2000 годах к голоду. Во время голода американские агро-концерны «Archer Daniels Midland» и «Cargil» получали огромные прибыли на поставках кукурузы. [60]

Несмотря на то что «технология Терминатор» (в ГМО-семена встроен ген, предотвращающий образование у семян ростков и нового урожая) была запрещена ООН, в 2005 году ГМО-компания «Дельта эн Пайн Ланд» запатентовала вместе с Министерством сельского хозяйства США свою технологию «Терминатор» в Европейском патентном бюро ЕС, а также в Канаде. Однако в Европе и по всему миру люди сопротивляются насаждению ГМО.

Появление запатентованных ГМО-семян позволило перейти ГМО-компаниям к патентованию генетически измененных семян всех культур – риса, кукурузы, сои, пшеницы и других. .[61]

Администрация Обамы оказывает большое давление на Россию, Украину и Турцию принять американские ГМО-продукты. При этом появились новые исследования, что ингредиенты, входящие в гербицид «Roundup», оказывают токсическое действие на человеческие клетки. ГМО-корпорации рекламируют ГМО-зерно, заявляя, что на него нужно меньше пестицидов. На самом деле, в течение 13 лет использования ГМО-зерна в США общее использование пестицидов выросло на 318 миллионов фунтов.[62]

Автор: Александра Ждановская, магистр политологии, Freie Universität Berlin



[1] Chossudovsky, Michel (1997): “The globalization of poverty. Impacts of IMF and World Bank reforms”. Penang; SAPRIN/CASA (2002): The policy roots of economic crisis and poverty. A multi-country participatory assessment of structural adjustment. Washington, www.saprin.org; Altvater, E./Hübner, K. (1988): The poverty of nations. A guide to the debt crisis from Argentina to Zaire. London; Bello, Walden (1994): Dark victory. The United States, structural adjustment and global poverty. London; Budhoo,Davison(1990): Enough is enough. Open letter of resignation to the managing director of IMF. N.Y. http://www.naomiklein.org/shock-doctrine/resources/part4/chapter12; Chang, Ha-Joon (2002): Kicking away the ladder.Development Strategy in Historical Perspective. London, Coote, Belinda (1996): The trade trap: Poverty and the global commodity markets. Oxford, UK; Collins, Joseph (1995): Chile’s free market miracle. A second look. California;

[2] The WTO and the developing world, : Wallach, Lori, Woodall, Patrick: Whose trade organization?, http://www.citizen.org/publications/release.cfm?ID=7081

[3] The WTO and the developing world, в: Wallach, Lori, Woodall, Patrick: Whose trade organization?, http://www.citizen.org/publications/release.cfm?ID=7081

[4] World Economy Ecology Development, www.weed-online.org

[5] Hillard: Public Citizen’s Congress Watch 1991, p.6.

[6] „Power: the central issue, в: „The ecologist 22, no 4 1992, стр.159; Ritchie, стр.216; Korten, David(1995): When corporations rule the world. London, стр. 179; Wandel, Alexandra: Die WTO im Dienste der Konzerne - Beispiele und Alternativen, в: Bello, Walden(2003): Die Umwelt in der Globalisierungsfalle. Hamburg, стр.138.

[7] Пункт XIX.

[8] Согл. пунктам XXI и XXIII; «Vorwärts immer, rückwärts nimmer», в: WEED (2003): Die letzte Grenze. GATS: Die Dienstleistungsverhandlungen in der WTO. Berlin,www.weed-online.org, стр. 31.

[9] Russia’s WTO accession, в: Russian Economic Report (03.2005), http://194.84.65/mdb/upload/RER10_eng.pdf, стр.20

[10] Korten, David (1995): When corporations rule the world. London, стр.175.

[11] Felber, Christian: „GATS“, в: ATTAC (2004): Die geheimen Spielregeln des Weithandels. WTO-GATS-TRIPS-MAI. Wien, стр. 68; Korten, David (1995): When corporations rule the world. London, стр.175.

[12] ATTAC (2004): Die geheimen Spielregeln des Welthandels. WTO-GATS-TRIPS-MAI. Wien, стр.64.

[13] Rowden, R. (2001): Synthesis report: an overview of the increased coordination of the IMF, World Bank and WTO trade liberalization policies, working paper, Washington, RESULTS Educational Fund, стр. 6.

[14] Независимое, суверенное, в рамках и по законам государства.

[15] Stoneman, Colin: The World Bank and the IMF in Zimbabwe, в: Campbell, K. (1989): Structural adjustment in Africa. Southampton, стр.46.

[16] Wandel, Alexandra; Mittler, Daniel: die WTO im Dienste der Konzerne - Beispiele und Alternativen, в: Bello, Walden; Shiva, Vandana (2003): Die Umwelt in der Globalisierungsfalle. Hamburg, стр. 141; GATS mit Biss: Das Streitschlichtungsverfahren, в: WEED (2003): Die letzte Grenze. GATS: Die Dienstleistungsverhandlungen in der WTO. Sachstand, Probleme, Alternativen. Berlin, www.weed-online.org, стр. 29-30.

[17] NAFTA - Соглашение о Североамериканской Зоне Свободной Торговли

[18] Palast, Greg (2003): Shame on You! Die Wahrheit über Macht und Korruption in westlichen Demokratien. München, стр. 188.

[20] Palast, Greg (2003): Shame on You! München, стр. 188; о проверке национальных законов на «необходимость», в: WEED (2003): Die letzte Grenze. GATS: Die Dienstleistungsverhandlungen in der WTO. Berlin,www.weed-online.org, стр. 27-29; Felber, Christian: GATS, в: ATTAC (2004): Die geheimen Spielregeln des Welthandels. WTO-GATS-TRIPS-MAI. Wien, стр.67; Milborn, Corinna: Zehn Thesen, warum die WTO zur Umweltzerstörung beiträgt, в: ATTAC (2004): Die geheimen Spielregeln des Weithandels. Wien, стр.123.

[21] Palast, Greg (2003): Shame on You! Die Wahrheit über Macht und Korruption in westlichen Demokratien. München, стр. 188. Хотя они этого и сейчас не делают, но это от них теоретически ожидают, ведь власть в настоящей демократии должна идти от народа. (Примеч. автора.)

[22] Felber, Christian: GATS: Das Dienstleistungsabkommen der WTO, в: ATTAC (2004): Die geheimen Spielregeln des Welthandels. WTO-GATS-TRIPS-MAI. Wien, стр.68.

[23] Например, в Германии приватизируется почта.

[24] Felber, Christian: GATS, в: ATTAC (2004): Die geheimen Spielregeln des Welthandels. WTO-GATS-TRIPS-MAI. Wien, стр.66.

[25] Felber, Christian: GATS: Das Dienstleistungsabkommen der WTO, в: ATTAC (2004): Die geheimen Spielregeln des Welthandels. WTO-GATS-TRIPS-MAI. Wien, стр.69.

[26] Felber, Christian: GATS, в: ATTAC (2004): Die geheimen Spielregeln des Welthandels. WTO-GATS-TRIPS-MAI. Wien, стр. 59.

[27] Chossudovsky, Michel (2002): Global brutal. Der entfesselte Welthandel, die Armut, der Krieg. F.a.M, стр. 305.

[28] Palast, Greg (2003): Shame on You! Die Wahrheit über Macht und Korruption in westlichen Demokratien. München, стр. 192-193.

[29] Felber, Christian: GATS, в: ATTAC (2004): Die geheimen Spielregeln des Welthandels. WTO-GATS-TRIPS-MAI. Wien, стр. 99.

[30] Remon, Michel; Felber, Christian (2003): Schwarzbuch Privatisierung; WEED www.weed-online.org

[31] The WTO’s environmental impact, в: Wallach, Lori: Whose Trade Organization, http://www.citizen.org/publications/release.cfm?ID=7081. George, Susan (2002): WTO: Demokratie statt Drakula. Hamburg; ATTAC (2004): Die geheimen Spielregeln des Welthandels. WTO-GATS-TRIPS-MAI. Wien.

[32] Milborn, Corinna: Zehn Thesen, warum die WTO zur Umweltzerstörung beiträgt, в: ATTAC (2004): Die geheimen Spielregeln des Welthandels. WTO-GATS-TRIPS-MAI. Wien, стр. 114-125.

[33] Santarius, Tilman: Ohne Balance-Umweltabkommen und Handelsrecht, в: Bello, Walden; Shiva, Vandana (2003): Die Umwelt in der Globalisierungsfalle. Hamburg, стр. 180-186.

[34] Milborn, Corinna: Zehn Thesen, warum die Wto zur Umweltzerstörung beiträgt, в: ATTAC (2004): Die geheimen Spielregeln des Welthandels. WTO-GATS-TRIPS-MAI. Wien, стр. 122; Wandel, Alexandra: Die WTO im Dienste der Konzerne - Beispiele und Alternativen, в: Bello, Walden; Shiva, Vandana (2003): Die Umwelt in der Globalisierungsfalle. Hamburg, стр. 144.

[35] WEED/Germanwatch/ Vang, Ha-Joon; Green, Duncan (2003): Investitionsverhandlungen in der WTO als Agenda des Nordens. Berlin, www.weed-online.org

[36] Fritz, Thomas: Wenn Regulierung zum Handelshemmnis wird: GATS, Liberalisierung und Entwicklung, в: Hein, Wolfgang (2004): GATS und globale Politik. Hamburg, стр.191.

[37] WEED/Lipke, Isabel (2003): Financial services in the WTO: License to cash in? http://www2.weed-online.org/uploads/Financial_Services.pdf

[38] Chossudovsky, Michel (2002): Global brutal, F. a. M, стр. 321; «Das Dogma des freien Kapitalverkehrs», в: WEED (2003): Die letzte Grenze. GATS. Berlin, www.weed-online.org, cтр. 48

[39] Chossudovsky, Michel (2002): Global brutal. F.a.M, стр 50, (The globalization of poverty. Impacts of IMF and World Bank reforms. Penang)

[40] WEED/Lipke, Isabel (2003): Financial services in the WTO: License to cash in? http://www2.weed-online.org/uploads/Financial_Services.pdf

[41] Pilchmann, Friedrich: TRIPS. Could you patent the sun?, в: ATTAC (2004): Die geheimen Spielregeln des Welthandels. WTO-GATS-TRIPS-MAI. Wien, стр. 103; Bello, Walden (2002): Deglobalization. Dhaka, стр. 54.

[42] Chang, Ha-Joon (2005): Kicking away the ladder. London.

[43] The Corner House: Who owns the knowledge economy? Political organizing behind TRIPS, www.thecornerhouse.org.uk/item.shtml?x=85821. стр. 1.

[44] The Corner House: Who owns the knowledge economy? Political organizing behind TRIPS, www.thecornerhouse.org.uk/item.shtml?x=85821

[45] Monbiot, George: Pirates are Seizing the Genome”, The Guardian, 28.10.1999.

[46] Chossudovsky, Michel (2002): Global brutal. F.a. M, стр.48.

[47] Danaher, Kevin (1994): 50 years is enough. The case against the World Bank and the International Monetary Fund. Boston, стр. 104, (1993): The Ecologist, Whose Common Future?. Philadelphia, стр. 55-56; Shiva, Vandana, стр. 122.

[48] Amin, Samir (2001): Für ein nicht-amerikanisches 21. Jahrhundert. Der in die Jahre gekommene Kapitalismus. Hamburg, стр. 21; Brendel, Uilrike: auf dem falschen TRIP- Biopiraterie und Patente, в: Bello, Walden (2003): Die Umwelt in der Globalisierungsfalle. Hamburg, стр. 165-170.

[49] Shiva, Vandana (1996): Etique et agro-industrie, Paris; Vercellone, С (2001): La mafia come expression endogene de I’accumulation du capital. Universität Paris .

[50] Amin, Samir (2003): Für ein nicht-amehkanisches 21. Jahrhundert. Hamburg, стр. 105.

[51] Pilchmann, Friedrich: TRIPS. Could you patent the sun?, в: ATTAC (2004): Die geheimen Spielregeln des Welthandels. WTO-GATS-TRIPS-MAI. Wien, стр.104.

[52] Pilchmann, Friedrich: TRIPS. Could you patent the sun?, в: ATTAC (2004): Die geheimen Spielregeln des Welthandels. WTO-GATS-TRIPS-MAI. Wien, стр.105.

[53] Murphy, Sophia (2002): Ernahrungssicherheit und die WTO, стр. 19, www.attac.de/cancun/texte/agrar/agrartext_sophia_murphy.pd.

[54] Mazoyer, M; Ronart, L (1997): Historie des agricultures du monde, Paris.

[55] Milborn, Corinna: Zehn Thesen, warum die WTO zur Umweltzerstorung beitragt, в: ATTAC (2004): Die geheimen Spielregeln des Welthandels. WTO-GATS-TRIPS-MAI. Wien; Amin, Samir: Der kapitalistische Genozid, www.materialien.org/agrar/SamirAmin.pdf

[56] Энгдаль, Уильям (2009: Семена разрушения. Санкт-Петербург.

[57] Pusztai, Arpad: Genetic engeneering – gentechnology. Is it salvation or curse for the 21th century? (The Brown Journal), в: http://www.freenetpages.co.uk/hp/a.pusztai/

[58] Mae-Wan Ho (1998): Genetic Engineering: Dream or Nightmare?

[59] Sharma, Ashok: US Aid Agencies instructed to report anti-GM nations to USAID, The Financial Times (India) см. www.mind-fully.org/GE/2003/USAID-Report-AntiGM14jan2003.htm

[60] Энгдадь, Уильям (2009): Семена разрушения. Санкт-Петербург, стр.258; Chossudovsky, Michel (1997): The globalisation of poverty. Impacts of IMF and World Bank reforms.

[61] Энгдадь, Уильям (2009): Семена разрушения. Санкт-Петербург.

[62] Engdahl, William: “GMO catastrophe in USA – a lesson for world”, www.engdahl.oilgeopolitics.net/GMO/GMO_crop/gmo__crop.html

Короткая ссылка на новость: http://wto-inform.ru/~cUW1W