Александра Ждановская (ВТО-Информ)/Ellen Gould (эксперт по ГАТС, Канада) Почему все же ГАТС ведет к коммерциализации общественных благ?

 
9 Июля 2012

Ждановская.JPGПочему все же ГАТС ведет к коммерциализации общественных благ? Анализ «Перечня специфических обязательств по услугам» России

1. ГАТС: Обязательство либерализовать или право регулировать?

На слушаниях в Думе по ВТО 1 июня представитель правительства заявил о том, что коммерциализация общественных благ в ВТО – это миф. В документе Департамента переговоров Министерства экономического развития «Об итогах переговоров по присоединению России к ВТО» говорится «В 39 секторах услуг Россия не связывает себя обязательствами. Это означает, что в будущем в этих секторах можно будет вводить любые ограничения для иностранцев, вплоть до полного закрытия рынка. Однако такие ограничения должны применяться на основе принципа РНБ[1]».[2]

Проблема заключается в том, что переговоры по ГАТС – НЕПРЕРЫВНЫЕ, при этом одно из ключевых обязательств ГАТС „progressive liberalization», которое означает, что страны должны либерализовать («открыть для доступа иностранных компаний») один сектор за другим.

Эти постоянные переговоры по ГАТС построены таким образом, что на основании «перечней специфических обязательств» или «предложений» (offers) страны обращаются друг другу с запросами (requests), требуя открыть еще не открытые области и взять дополнительные обязательства. В соответствии с правилами составления таких запросов ВТО “Technical aspects of requests and offers” можно запросить другую страну:

ü добавить сектор, который не включен в «Перечень»,

ü удалить существующие ограничения или сократить уровень: К примеру, в случае ограничения иностранной собственности в каком-то секторе другая страна может потребовать либо совсем снять это ограничение, либо потребовать повысить долю участия иностранцев, к примеру с 49% до 75%.

ü взять на себя дополнительные обязательства, не прописанные в «Перечне»,

ü удалить ограничения исключений из РНБ. Статья 6 Приложения к «Списку изъятий» предусматривает, что существующие исключения будут объектом переговоров в последующих раундах переговоров.[3]

Для примера дальнейшего хода переговоров по «Перечню» России можно ознакомиться, например, с запросом ЕС к Таиланду. В нем на протяжении всего документа ЕС требует “remove restrictions” = Удалите эти ограничения , remove existing limitations” = удалите существующие ограничения, «eliminate this requirement» = Удалите это требование, “take full commitment”= Возьмите все обязательства, “remove”= Удалите этот пункт (к примеру – ограничения на участие иностранцев в собственности), «extend sectoral coverage to include the above services” – Расширьте обязательства, включив следующие услуги. [4]

Запросы стран друг к другу с требованием либерализовать еще не открытый сектор хранятся в тайне. Это общеизвестный факт, который оправдывается тем, что не имеет смысла информировать общество о том, что еще не было принято. Такое же требование держать документ в тайне содержится и на запросе ЕС к Таиланду, в чем можно удостовериться.[5] Таким образом, общество даже лишается возможности знать, о каких секторах сейчас идут переговоры. О том, как идут переговоры по ГАТС, заявил бывший член парламента Канады Bill Blaikie: «Стратегия министерства торговли состоит в том, чтобы никогда не публиковать информацию о новых уступках до того, как они приняты, а после того утверждать, что поздно что-то поделать и они заложники соглашения».

Статья VI.4 ГАТС прописывает, что регулирование должно быть „не более обременительным, чем необходимо». В настоящий момент идут переговоры по «внутригосударственному регулированию», где, скорее всего будет принят целый ряд правил, обеспечивающих, чтобы регулирование было «не более обременительным, чем необходимо». Это очень важный момент: Недостаточно будет того, что российский закон не дискриминирует иностранные компании!! Мы знакомы с этой формулировкой («не более обременительные меры, чем необходимо») в связи с торговлей товарами, где она уже используется перед Судом ВТО. Пока перед Судом ВТО было всего лишь несколько судебных процессов по услугам, но как только переговоры о «внутригосударственном регулировании» вступят в силу, то начнутся иски перед Судом ВТО по секторам услуг с требованием отменить ограничение (или закрытие сектора), потому что это «более обременительно, чем необходимо». [6]

Принцип «прозрачности» в сфере услуг, который Россия примет, приняв ГАТС, нужен как раз для того, чтобы корпорации могли влиять на содержание новых законов в России, в крайнем случае – посредством Суда ВТО. Документ Министерства торговли США отмечает: «После вступления России в ВТО, Россия должна будет предоставлять членам ВТО информацию и новых законах ДО того, как они вступят в силу. Эти законы должны будут пройти процедуру «ознакомления и внесения комментариев», что не только позволит заинтересованным лицам (к примеру экспортерам и импортерам США) участвовать в создании правил торговли в России, но и будет заранее давать возможность узнать о всех изменениях».[7]

Новые законы России при вступлении в ВТО тоже будут рассмотрены с точки зрения того, не являются ли они более обременительными, чем необходимо: ГАТС создает правила и нормы, чтобы обеспечить, чтобы государства-члены ВТО регулировали свой сектор услуг таким образом, чтобы не допустить, чтобы принятые в будущем ограничения и искажения торговли были «более обременительными, чем необходимо». [8]

«Россию можно будет заставить соблюдать обязательства по услугам посредством Суда ВТО» - отмечает Министерство торговли США в своем документе «Вступление России в ВТО».[9]

Вообще хочется отметить, что переговоры услугам – ГАТС - в ВТО были начаты не для того, чтобы прописать там право для государств сохранять закрытыми свои сектора, а как раз для обратного. Сам «Перечень специфических обязательств», который якобы дает возможность странам в начале закрывать какие-то сектора (чем вводит, кстати, в заблуждение, к сожалению, часть переговорщиков), создан лишь для того, чтобы в последующем эти сектора открыть. Вне ГАТС и вне ВТО Россия не обязана открывать сектора, которые она не хочет открывать, ГАТС лишит Россию этого суверенного права государства.

Особенно это важно в контексте того, что ГАТС включило в сферу своего регулирования общественные блага, которые никогда до этого не понимались как товар, а как право в рамках социального государства. Это признал даже бывший директор ВТО Renato Ruggiero: Он сказал, что ГАТС распространяется на области, «которые никогда раньше не относились к торговой политике. Я подозреваю, что ни правительства, ни бизнес пока до конца не осознали полный объем этих обязательств».[10]

Кто пролоббировал Соглашение ГАТС ВТО? David Hartidge, директор отделения ГАТС в Секретариате ВТО заявил, что без огромного давления американского финансового сектора, особенно компаний как AmericanExpress и CitiCorp, не было бы соглашения по услугам ГАТС и поэтому возможно ни самого Уругвайского раунда, ни ВТО. Переговоры по либерализации сферы услуг ГАТС лоббируют Coalition of Service Industries (США), European Services Forum (ЕС) и Japan Services Network (Япония).[11]

Эти компании требуют как раз дальнейшей либерализации сектора услуг: Например, в июле 2010 Coalition of Service Industries (США) и European Services Forum (ЕС) обратились к комиссару по торговле ЕС в своем письме с критикой того, что результаты по переговорам по доступу на рынок далеки от того, чтобы предоставить существенные и значительные улучшения и заявили: «Мы ожидаем, что переговоры по услугам будут продолжены быстро и масштабно и затронут все сектора и все виды предоставления услуг».[12]

Директор “European Services Forum” Pascal Kerneis заявил: «Я хочу, чтобы мои переговорщики – я говорю мои переговорщики, потому что я думаю, что они ведут переговоры для нас – постарались сделать максимум по открытию рынка услуг по всему миру».

Вывод:

Итак, постоянные переговоры с заявленной в ГАТС целью – все бОльшей либерализации при условии тайного для населения ведения переговоров обязательно приведут к открытию пока закрытых секторов, а принятие в ближайшем времени правил «внутригосударственного регулирования» в ГАТС будет также оказывать давление на страны отказаться от ограничений, которые будут рассматриваться как «более обременительные, чем необходимо». Приняв правила игры, в которые нельзя выиграть, мы выставим на аукцион общественные блага, забыв про то, что они право человека, а не товар и превратив их в товар в интересах корпораций. Сегодня общественные блага рассматриваются корпорациями сектора услуг как упущенные коммерческие возможности, и ГАТС – инструмент по превращению общедоступных благ в прибыльный бизнес. На некоторых благах в «Перечне» России пока написано «не продается», но это не важно – вступая в ВТО и принимая правила ГАТС мы уже потенциально выставляем их на продажу. Вступая в ВТО и принимая ГАТС мы принимаем правила игры, при которых общественные блага – не часть социального государства, регулирующиеся национальной социальной политикой, а – объект торга между странами в рамках ГАТС. Это – два принципиально разных подхода с принципиально разными последствиями для страны.

2. «Перечень специфических обязательств России по услугам»

В документе от 13 июня 2012, подготовленном для Конгресса США, отмечается, что с вступлением России в ВТО американские компании сферы услуг, ввиду своей лидирующей позиции среди мировых компаний, смогут воспользоваться преимуществом более открытого сектора услуг, особенно в финансовом секторе. «США были ведущей силой в переговорах и последний вариант «Перечня специфических обязательств» России в большой степени отражает уступки, которые получили США во время переговоров. (…) Россия согласилась после вступления увеличить доступ на рынок для иностранных фирм в области профессиональных услуг и деловых услуг, включая юристов, архитекторов, инженеров, медицинских специалистов, рекламы, торговли и управления. Россия также разрешает иностранным компаниям учреждать в России компании в сфере услуг со 100% иностранной собственностью».[13]

СУБСИДИИ ДЛЯ ЧАСТНЫХ ИНОСТРАННЫХ КЛИНИИК?

Если страна «либерализует» какой-то сектор, то есть открывает его для доступа иностранных компаний, то сразу же в действие вступает статья 17 ГАТС - «национальный режим», которая говорит о том, что иностранные и национальные компании должны быть в равных условиях. При этом ситуация, в которой государственные предприятия, осуществляющие общественные задачи (учреждения здравоохранения, образования, транспорта, водоснабжения и т.д.), получают субсидии (финансирование) от государства, будет воспринята в рамках ВТО иностранными частными платными компаниями как искажение условий конкуренции и понесет за собой требование ими субсидий. Эта правило абсурдно, потому что государство финансирует государственные учреждения медицины и образования как раз для того, чтобы медицина и образование были общедоступными. Частные же компании хотят получить деньги от государства, несмотря на то, что как раз эту общедоступность они НЕ гарантируют – их услугами смогут воспользоваться те, кто сможет заплатить. Поэтому это требование ничем мне оправдано, но – несмотря на это – в интересах корпораций сектора услуг и разрушая основы социального государства, оно внесено в ГАТС.

Итак, взяла ли Россия на себя обязательства по субсидиям?

1) В «Перечне» в «горизонтальных обязательствах» прописано, что доступ к субсидиям имеют только юридические лица РФ.

Комментарий: Это ограничение всего лишь означает, что иностранная компания должна учредить свой филиал в качестве юридического лица РФ! Здесь не прописано, что компания должна принадлежать гражданам России.

2) В «Перечне» в «горизонтальных обязательствах» прописано, что представительствам не разрешено заниматься коммерческой деятельность.

Комментарий: Представительство – это всего лишь одна из форм присутствия в стране, это ограничение не распространяется на филиалы. Это также подтверждается Документом Конгресса США «Вступление России в ВТО»: «Россия разрешает также учреждать в России иностранные компании со 100% иностранной собственностью».[14]

3) Иногда представители правительства заявляют о том, что сектор «медицины» не был открыт. Но это не верно: В «Перечне» в «деловых услугах» есть пункт «услуги в области медицины и стоматологии». В соответствии с классификатором ООН к ним относятся медицинские и стоматологические услуги, оказанные вне больниц. Теперь посмотрим пункт «3» (коммерческое присутствие): Здесь Россия не вводит ограничений, то есть открывает доступ для частных иностранных клиник, вводя только ограничение, что клиника должна быть юридическим лицом РФ, что не является ограничением, а просто предусматривает учреждение компании в России. Очень странным образом ограничение на компенсации в пункте «3» (коммерческое присутствие) не прописывается, что означает готовность России платить частным иностранным медицинским и стоматологическим клиникам субсидии!!

К чему приведет ГАТС в медицине?

Ø К тому, что в России закрепится система недофинансированных клиник для бедных и клиник для богатых.

Ø Произойдет отток врачей из недофинансированных государственных клиник в частные.

Ø Как мы уже писали, «национальный режим» предусматривает выплату субсидий. Это касается всех отраслей. Для области медицины это подчеркивается, например, в документе Совета ВТО по торговле услугами: Между государственными и частными медицинскими учреждениями есть конкуренция, а значит субсидии подпадают под «национальный режим», что означает равные права для иностранных и национальных государственных компаний.[15]

- «Правила внутригосударственного регулирования» (domestic regulation), которые вскоре будут приняты, будут означать, что государство будет иметь право выдвигать лишь минимальные требования к компаниям, что приведет к понижению уровня требований по медицинским услугам, касающихся, к примеру, квалификации персонала, дезинфекции, требования государства лечить бедных).

- Пункт «доступ на рынок» (market access) означает обязательство для государства пускать частные клиники. Если эксперимент с частной медициной приведет к системе больниц для бедных и больниц для богатых и общество захочет вернуться к общедоступной качественной бесплатной медицине, оно не сможет это сделать, потому что государственная политика в области медицины, поддерживающая государственные медицинские учреждения приведет к тому, что частные иностранные клиники будут жаловаться, что это «дискриминация». То есть, ГАТС – это не только отказ от модели социального государства, но и отрезание путей обратно.

- Пункт «доступ на рынок» (стр. 16) рассматривает «сертификаты-лицензии», выдвигающие условия оказывать услуги бедному населению и подготавливать персонал как дискриминацию.[16]

- Когда на российский рынок выдут иностранные медицинские страховые компании, они будут оказывать давление с целью того, чтобы перевести медицину на систему частного медицинского страхования. Эта система поддерживает плохую медицину для бедных и хорошую для богатых. Надо отметить, что в США каждый шестой жиитель без медицинской страховки. На фоне недофинансирования государственной медицины частные страховые компании могут заявить о том, что обязательная система медицинского страхования не оправдала себя и призвать богатых «клиентов» не платить в систему государственной медицины. Нет необходимости объяснять, что это приведет, в случае проведения такой политики, к дальнейшему упадку бесплатной общедоступной медицины.

Другие обязательства России в ВТО, касающиеся здоровья:

- Россия не ограничила в «Перечне» рекламу табака и алкоголя (в отличие кстати от Болгарии, которая ввела ограничение на рекламу табака и алкоголя),

- Россия не ограничила в «Перечне» число магазинов, продающих алкоголь, а это один из способов борьбы с алкоголизмом,

- В соответствии с Соглашениями TBT и СФС на Россию будут оказывать давление открыть рынок для ГМО, мяса с антибиотиками и хлорированной птицы.[17]

Образование:

- Особенно активно требуют либерализации образования CША, которые уже послали ряду стран запросы на либерализацию этого сектора. В качестве преград в секторе образования США назвали «непрозрачное выделение субсидий».[18] Как только стана открывает сектор образования, для него по «национальному режиму» начинает действовать и возможность требовать субсидии.

- В «Перечне» России написано, что «коммерческое присутствие в сфере начального и среднего образования допускается только в форме «некоммерческие организации». Но Россия не определяет, что такое «некоммерческая организация». Почему этот сектор не закрыт вообще? Лишь мало стран его открыли!

- Всемирный Банк, который выдал России кредит на реформу образования кредит в 50 милл. долларов и который участвует в проведении этой реформы, уже давно заявил о том долгосрочное «решение» для финансирования «автономных» школ – введение платы за обучение, ссылаясь на положительный опыт в Англии. Здесь стоит отметить, что никакого положительного опыта введение платы за обучение в школах не принесло, а создало школы для бедных и для богатых.

Водоснабжение

Россия пока открыла в рамках ГАТС для иностранных компаний доступ на рынок услуг по канализации, но так как эти водоснабжение и канализация неразрывно связаны, то в будущем иностранные компании будут пущены и в эту область. Прошлым летом уже был введен механизм концессий в области водоснабжения. Вероятно, он позволит частным иностранным компаниям приобретать контроль над водоснабжением в России.

Коммерциализация общественных благ и выводы

Коммерциализацию общественных благ можно понять в контексте политики МВФ-Всемирного Банка-ВТО. МВФ навязывает государствам-должникам жесткую бюджетную политику, то есть сокращение социальных расходов.[19] Всемирный Банк заявляет о том, что «в бюджетном секторе (образование, здравоохранение, транспорт, культура и др.) занято слишком много людей, а государство тратит на зарплаты учителей и врачей слишком много денег»[20], Всемирный Банк непосредственно участвует в реформах образования и здравоохранения в России и Федеральный закон 83 о коммерциализации образования и медицины и др. сфер тоже был принят в связи с программами Всемирного Банка. Международная Финансовая Корпорация выдает кредиты ддя инвестиций в России, а ВТО, по формулировке самого Секретариата ВТО, «ускоряет либерализацию и делает ее необратимой». Для того, чтобы сделать либерализацию необратимой у ВТО есть много инструментов: Суд ВТО, progressive liberalization, требование субсидий и другие правила. О том, к чему приводит коммерциализация общественных благ, подробно написано в статье «Чем опасно ГАТС ВТО». Вступая в ВТО, надо осознать, что большинство населения России не сможет платить за лечение в частных клиниках и больницах, не может себе позволить платить за школу, не потянет рост цен на ЖКХ.

ГАТС ВТО – это закрепление политики, показавшей свою несостоятельность. Однако просто невступление в ВТО при продолжении неолиберального курса политики по рецептам МВФ и Всемирного Банка не спасет общественные блага от коммерциализации. Коммерциализация уже происходит, но ВТО – это действенный инструмент для ее закрепления и введения практики выплаты субсидий частным компаниям, что будет означать огромную нагрузку на бюджет.

Надо сказать, что в мире растет сопротивление ГАТС. Около 600 муниципалитетов в разных странах объявили себя «зонами, свободными от ГАТС» и заявили о моратории ГАТС! Париж – зона, свободная от ГАТС. Вена, Женева, Федерация канадских муниципалитетов (около 1000 городов) выступили против включения муниципальных услуг в ГАТС.

Александра Ждановская (ВТО-Информ)/Ellen Gould (эксперт по ГАТС, Канада)



[1] РНБ означает «режим наибольшего благоприятствования»: То есть либерализация сектора должна проводиться в равной мере для всех стран.

[2] «Об итогах переговоров по присоединению России к ВТО», стр. 7.

[3] WTO Seminar on the GATS, 20 February 2002: Technical aspects of requests and offers. Summary of presentation by the Secretariat.

[4] GATS 2000. Request from the EC and its member states to Thailand. www.gatswatch.org

[5] GATS 2000. Request from the EC and its member states to Thailand.

[6] Stumberg, Robert (2010): GATS negotiations on domestic regulation. Harrison Institute for public law. Georgetown Law.; Gould, Ellen (2008): There they go again. GATS negotiators work to limit domestic regulation.

[7] USA Department of trade: Russias accession to the WTO. Opportunities for the U.S. Services sector, http://www.trade.gov/mas/ian/build/groups/public/@tg_ian/documents/webcontent/tg_ian_003455.pdf , p.2

[8] WTO Secreteriat: The GATS – objectives, coverage and disciplines), p.3

[9] USA Department of trade: Russias accession to the WTO. Opportunities for the U.S. Services sector, http://www.trade.gov/mas/ian/build/groups/public/@tg_ian/documents/webcontent/tg_ian_003455.pdf , p.1

[10] цит. по Sinclair, Scott (2005): The GATS, South African local governments and water services.

[11] WEED (2003): Die letzte Grenze. GATS: Die Dienstleistungsverhandlungen in der WTO. Berlin.

[12] www.esf.be, Письмо от 21 июля 2010.

[13] Congressional Research Service/William Cooper: Russias Accession to the WTO and its implications for the United States, 13 june 2012, p.10.

[14] Congressional Research Service/William Cooper: Russias Accession to the WTO and its implications for the United States, 13 june 2012, p.10.

[15]WTO (1998): Council for trade in services, Health and social services. Background Note by the Secretariat. P.11

[16] Canadian Centre for policy alternatives: The GATS and South Africas national health act: A cautionary tale.

[17] Ждановская, А. Если вступим в ВТО, будем кушать ГМО; Gould, Ellen; Ждановская, А. ВТО навяжет России антибиотики в мясе и хлорирование птицы.

[18] WTO. Council for trade in services: Communication from the United States.

[19] См. например, IMF Survey: How should Russia manage its oil wealth?

[20] См. например Всемирный Банк: От экономики переходного периода к экономике развития. М, стр.82.

Короткая ссылка на новость: http://wto-inform.ru/~1O5fX