А.Ждановская: Куда приведут рецепты Всемирного Банка? Развитие промышленности или сырьевая зависимость России?

 
18 Февраля 2013

Куда приведут рецепты Всемирного Банка?

Развитие промышленности или сырьевая зависимость России?

 

Деиндустриализация и сырьевая специализация называются «диверсификацией»

   Всемирный Банк заявляет, что сельское хозяйство и промышленность старые отрасли, которые больше не надо развивать, а основное внимание должно быть уделено услугам. [1]

   Всемирный Банк, МВФ, а также Правительство России в «Среднесрочной стратегии социального и экономического развития» заявляют, что их цель, якобы, «диверсифицировать (сделать разнообразной) экономику прочь от производства сырья, чтобы ограничить риски от роста зависимости от международных цен на источники энергии».[2]

    На самом же деле, политика Всемирного Банка и МВФ состоит как раз в обратном – в специализации России на добычу сырья: Всемирный Банк предписывает странам-должникам, какие сектора им развивать, а какие нет. В связи с этим Всемирный Банк проводит оценку конкурентоспособности российской промышленности. Для этого у ВБ существует теория преимуществ в сравнительных издержках производства Рикардо и специальный индикатор «национальные цены на ресурсы» (DRC, domestic resource costs): „Теория преимуществ в сравнительных издержках производства (Рикардо) и национальные цены на ресурсы (DRC, domestic resource costs) – эти индикаторы могут показать, на чем надо специализироваться стране“.[3]  

   Кристиан Фельбер в статье «Критика теории свободной торговли»[4] показал, что теория Рикардо страдает от анахронизмов и логических ошибок и поэтому сейчас неприменима: цены отнюдь не постоянны, капитал мобилен, большая часть торговли происходит внутри концернов. Однако, для МВФ, ВТО и Всемирного Банка эта теория все еще является теоретическим обоснованием целесообразности «свободной торговли».

   Всемирный Банк утверждает, что «национальные цены на ресурсы» (DRC) - надежный индикатор для разделения экономических секторов на те, в которых страна: а) может добиться успеха, б) в которых она не должна производить, в) и на те, которые она даже не должна пробовать развивать.

   DRC – это единица измерения расходов на сырье, которое используется для производства одного товара в самой стране, чтобы купить одну валютную единицу или сэкономить ее. Таким образом, мировой рынок делается масштабом выгодности и конкурентоспособности национального производства и структурирования экономики страны. Масштаб и шкала оценки привносятся извне. Поэтому расходы на использование ресурсов страны никак не соотносятся с целями как справедливость или долговременное благополучие населения. Теория DRC рассматривает сегодняшние условия на мировом рынке, чтобы определить, как должна себя вести страна, чтобы купить или сэкономить один доллар. Это значит, что страна производит на экспорт и принимает мировые цены.

Претворение этой теории в политику гарантирует, что периферийная страна будет и дальше оставаться периферией. Ложная аргументация создается частично за счет смешения правильного аргумента, что в Великобритании не надо пробовать выращивать бананы, и неправильного, что в Зимбабве нельзя изготавливать сталь.[5]

   DRC сильно варьируют в зависимости от того, какой валютный курс использовать для вычислений. Если, например, эксперты Всемирного Банка считают, что курс какой-то валюты завышен, тогда показатель DRC повышается на соответствующую величину. На основании этой методики целые сектора промышленности могут быть квалифицированы Всемирным Банком как неэффективные и стать кандидатами на свалку. Всемирный Банк считает валюты всех без исключения стран третьего мира завышенными, его стандартная программа структурных реформ обязательно содержит понижение курса валюты стран-должников. Аналитические инструменты и советы Всемирного Банка ведут к «замораживанию» стран с неразвитой промышленностью в существующих системах производства, которые остались еще со времен колониализма.[6]

Таким образом, МВФ, ВБ и ВТО запрещают странам-должникам промышленную политику, разрушают их промышленности и блокируют возможность развития.[7] Так как официальный курс рубля в три раза занижен, то его нельзя использовать для оценки эффективности российских предприятий и перспектив развития промышленности.[8] Для России такая политика означает отказ от собственного сельского хозяйства и от собственной промышленности, что открывает рынки сбыта для западных концернов.

   Что у Всемирного Банка означают «структурные реформы», можно наглядно продемонстрировать на примере реструктуризации угольных шахт на Кузбассе, где в рамках реформы ВБ закрывались шахты, которые были якобы неэффективными. О том, что именно в результате неправильной курсовой политики, навязанной МВФ, эти предприятия стали неконкурентоспособными, международные финансовые организации решили промолчать.[9]

   „Диверсификация экономики будет противодействовать социальному расслоению общества“[10] – утверждает Всемирный Банк. Это утверждение противоречит собственной политике Всемирного Банка, которая ведет к росту бедности и неравенства в России. Ведь Всемирный Банк требует: «Политические меры, направленные на спасение рабочих мест в старых секторах (промышленность и сельское хозяйство), будут, вероятно, в средней и долгой перспективе тормозить потенциал экономического роста. То же самое относится к политике субсидирования удаленных регионов (в частности, имеется в виду наш Север!!!), которые едва способны развиваться при новых видах экономической деятельности»“[11].

Еще раз: Совет Всемирного Банка - Промышленность, сельское хозяйство и Север развивать и поддерживать не надо! Проведение этой политики приведет к полнейшей деградации, разрухе, бедности и развалу России как страны.

 

Как Всемирный Банк реформирует промышленность в России?

   Требования Всемирного Банка можно очень просто объяснить в контексте интересов западных концернов. Вот что заявляют МВФ и Всемирный Банк:

Ø      Более трети предприятий остаются убыточными и производство в растущей степени энергозатратно[12] (предлог для требования закрыть их.);

Ø      Расходы бюджета и государственные инвестиции не должны повышаться “ (под предлогом диверсификации экономики)[13].

   МВФ и ВБ противодействуют в странах третьего мира монополизации национальных фирм, в то время как западные концерны монополизируют мировые рынки.

Политика демонополизации, проводившаяся в МВФ и ВБ в странах-должниках в 1990-ых годах, способствовала в них развалу агропромышленного комплекса, деревообрабатывающей промышленности и металлургии.[14]

МВФ и ВБ предотвращают в странах периферии вертикальную интеграцию, прежде всего, путем приватизации.[15] Большая часть мировой торговли происходит между концернами, число перепродавцов сводится к минимуму. Послушаем Всемирный Банк: „Фабрики в России намного больше, чем диктует рынок. (...) Необходимо разбить предприятия на более мелкие части“[16].

Школа вредных советов. Зачем Герману Грефу опять понадобились услуги «гарвардских мальчиков»? Эксперты Гарварда представили первые результаты исследования конкурентоспособности экономики России. Исследование было заказано Минэкономразвития в 2005 году. Окончательные выводы будут представлены в будущем году, но его предварительные результаты, озвученные в «Центре стратегических разработок», не устроили не только заказчиков, но и многих присутствовавших на презентации. Сам Герман Греф признал, что выводы Майкла Портера не соответствуют действующей экономической политике. Еще бы: американцы фактически опять предлагают раздробить «Газпром». «Сердце экономики, – как выразился господин Портер, – это небольшие мобильные компании. Ключевые корпорации должны быть перестроены, чтобы стать конкурентоспособными и не базироваться на концепции национальной безопасности». Сильно сказано. И откровенно. То есть, по мысли заокеанских советчиков, с американским «Боингом» должна соперничать не «Объединенная авиастроительная компания», которая сейчас создается под эгидой российского правительства с целью спасения остатков отечественной авиапромышленности, а какие-нибудь «Вологодские моторы» или «Самарские крылья». (…) www.glazev.ru опубл. «Трибуна» от 13 октября 2006 г.

Причина деиндустриализации и специализации на сырье - в неблагоприятных условиях, созданных реформами МВФ и ВБ: курсовой политикой, высокими процентами по кредитам, резкой либерализацией цен и торговли. Всемирный Банк говорит, что в сырьевой ориентации виноват плохой инвестиционный климат.[17] Под предлогом его улучшения МВФ и ВБ требуют приспособить стандарты трудового, налогового, пенсионного и экологического законодательства в России под интересы крупных мировых корпораций. Промышленный потенциал России Всемирный Банк презрительно называет «лишними промышленными мощностями» и «больным наследием центрального планирования» [18] и требует отказа России от промышленной политики: „Задача политиков состоит в том, чтобы перестать поддерживать больное наследие плановой экономики ради более динамичных частей экономики. Нельзя допустить экономической или промышленной политики, направленной на перераспределение ресурсов (например, предоставление налоговых преимуществ избранным отраслям промышленности)».[19] «Рынки более эффективны, поэтому государство не должно вмешиваться в экономику», заявляют МВФ и Всемирный Банк, умалчивая о том, что промышленность в развитых странах выросла в условиях протекционизма.

   Исследование сети некоммерческих общественных организаций SAPRIN о последствиях структурных программ в разных странах - Эквадор, Сальвадор, Мексика, Бангладеш, Филиппины, Гана, Мали, Уганда, Зимбабве и Венгрия - пришло к следующему выводу: «структурные реформы» МВФ и ВБ привели в результате реформ торговли и финансового сектора к упадку национальной промышленности и к увольнениям.[20] К упадку национальной промышленности в странах периферии привели следующие факторы: понижение таможенных пошлин, недостаточный доступ к кредитам и технологии, безработица привела к упадку спроса, понижение курса национальной валюты.

   Россия была поставлена с 1990-ых в те же условия, что определило спад российской промышленности. Российские промышленные производители вынуждены платить за кредиты в пять раз больше, получают меньше субсидий и гарантий, чем западные концерны. Такая политика правительства России помогает иностранным концернам завоевывать российский рынок, при этом коррумпируется политическая элита России.[21]

   Летом 1991 года гарвардский профессор Джеффри Сакс и другие западные консультанты участвовали во встрече с российскими «реформаторами». Сакс разработал вместе с Гайдаром программу «шоковой терапии» для России. В 1992 году были либерализованы цены, что привело к гиперинфляции, для снижения инфляции правительство подняло процентные ставки, что обанкротило российское промышленное производство. Высокая инфляция уничтожила накопления большинства населения, так что в стране оказалось только несколько человек, у которых были деньги, чтобы купить приватизированные предприятия.[22] Министр экономики Гайдар, руководивший экономическими реформами, находился под давлением: «давление шло с запада с целью открытия России для неограниченного импорта в обмен на получение международных кредитов».[23] Гайдар выполнил требования МВФ и поднимающихся банковских олигархов. Российская промышленность была поставлена в невыгодные условия завышением курса рубля и введением неограниченной конкуренции путем либерализации внешней торговли.[24]Россия попала из-за упадка собственной промышленности в «ловушку специализации» (специализации на экспорт ресурсов). В конце 1990-ых объем энергоносителей в экспорте России был больше половины экспорта, напротив машины и оборудование занимали 8-9%. Возьмем платежный баланс РФ за январь-июнь 2009: Экспорт России оценивался в 188,2 млрд. $ США, из них 64,4 млрд.– сырая нефть, 34 млрд. – нефтепродукты, 23,7 млрд. – природный газ.[25] Это значит, что Россия торгует с другими странами по модели неэквивалентного обмена: она экспортирует дешевое сырье, запасы которого ограничены, и импортирует дорогие товары потребления и оборудование.

                                                                   Выводы:

Рецепты Всемирного Банка и МВФ включают в себя отказ России от промышленной политики и развития промышленности и сельского хозяйства, предотвращение вертикальной интеграции, понижение курса валюты, признание монополии Всемирного Банка и МВФ на проведение «анализов» экономического положения России и написание рекомендаций для экономической политики в России. Совет Всемирного Банка - Промышленность, сельское хозяйство и Север развивать и поддерживать не надо! Проведение этой политики приведет к полнейшей деградации, разрухе, бедности и развалу России как страны. Если Россия хочет углубить свою сырьевую зависимость, то нужно продолжать слушать «советы» Всемирного Банка и МВФ. Если же Россия хочет выйти из сырьевой зависимости и начать развивать промышленность, сельское хозяйство и всю страну, то для этого необходимо отказаться от рецептов этих организаций. Россия должна начать самостоятельно определять свое будущее!  

А.Ждановская, политолог

 



[1] World Bank (2005): От экономики переходного периода к экономике развития, http://siteresources.worldbank.org/INTRUSSIANFEDERATION/Resources/cem_rus_29062005.pdf стр. 86.

[2] World Bank: Country Economic Memorandum, Executive summary, //194.84.65/mdb/uploaded/CEM_summary_eng.pdf  ;  IMF Survey/Interview with John Odling-Smee: Russia rebound: will it last? www.imf.org/external/country/rus/rr/index.htm стр. 67.

[3]VII Международный экономический форум в Санкт-Петербурге, 18 июня 2003/Энн Кригер «Бедность и богатство в условиях глобализации»,: www.imf.org/external/country/rus/rr/rus/2003/pdf/061803r.pdf

[5] Stoneman, Colin: The World Bank and the IMF in Zimbabwe, в: Campbell, K. (1989): Structural adjustment in Africa. Southampton, стр.46.

[6]Stoneman,C, там же,стр.37-67; George Susan(1995):Kredit und Dogma.Ideologie und Macht der WB,стр.58.

[7] «The WTO and the developing world: Do as we say, not as we did», в: Wallach, Lori: Whose Trade Organization? http://www.citizen.org/publications/release.cfm?ID=7081

[8] Кипиани, Гиви: Экономическая трагедия, в: «МК» от 27.11.2009.

[9] Интервью автора с Борисом Кагарлицким.

[10] World Bank (2005): От экономики переходного периода к экономике развития, http://siteresources.worldbank.org/INTRUSSIANFEDERATION/Resources/cem_rus_29062005.pdf, стр. 18.

[11] World Bank (2005): Там же, стр. 83.

[12] EBRD (2001), цит. по: Owen, David; Robinson, David O. (2003): Russia rebounds. Washington, стр. 60.

[13] World Bank: Russian Economic Report (2005), ://194.84.65/mdb/upload/RER10_eng.pdf

[14] Письмо В.Полеванова Черномырдину (01.95), по: Леонов,Н.С.(2005):Крестный путь России 1991-2000. М.

[15] О значении вертикальной интеграции в: Семенов, С; Пальцев. Н: Россия в финансовой петле МВФ, www.thewalls.ru/facts/vs_mvf.htm

[16] World Bank (2005): От экономики переходного периода к экономике развития, http://siteresources.worldbank.org/INTRUSSIANFEDERATION/Resources/cem_rus_29062005.pdf, стр.13; МВФ/Odling-Smee, John: Президент Путин посередине срока: В каком направлении должны быть продолжены реформы? в: „Ведомости» от 11. 04. 2002.

[17] Interview of the Head of the IMF Mosсow Office Poul Thomsen to the “Moscow News“ paper (2002), www.imf.org/external/country/rus/rr/2002/pdf/082302.pdf

[18] World Bank: Russian Economic Report (2005), //194.84.65/mdb/upload/RER10_eng.pdf, стр. 11.

[19] World Bank: Country Economic Memorandum, Executive summary, //194.84.65/mdb/uploaded/CEM_summary_eng.pdf

[20] SAPRIN/CASA (2002): The policy roots of economic crisis and poverty. A multi-country participatory assessment of structural adjustment. Washington, стр. 173, www.saprin.org; WEEED: Die zerstörerische Bilanz der Strukturanpassung, в: Informationsbrief Weltwirtschaft &Entwicklung,01.2002, www.weed-online.org

[21] Глазьев, Сергей: «О среднесрочной программе социального и экономического развития (2005-2008)», в: „Российский экономический журнал» N2/2005, стр. 6.

[22] Stiglitz, Joseph (2002): Schatten der Globalisierung. Berlin:Siedler, стр.168.

[23] „Testimony of Anne Williamson before the Committee on banking and financial services of the U.S. House of Representatives“, September 21, 1999, www.orlingrabbe.com/williamson_russia.htm

[24] Стишлиц, Дж. (2002): Глобализация. Тревожные тенденции. Москва.

Короткая ссылка на новость: http://wto-inform.ru/~mOvB1